Завтра в Литинституте состоится круглый стол по поводу стандарта профессии «писатель»

24.11.2022, 17:49

25 ноября 2022 года ФГБОУ ВО «Литературный институт имени А.М. Горького» при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации  проводит круглый стол «Актуальные вопросы правового регулирования трудовых отношений в сфере литературной деятельности» в связи с проблемой разработки профессионального стандарта «Писатель».

Руководитель рабочей группы – ректор Литературного института, доктор филологических наук, писатель Алексей Николаевич Варламов. Участниками круглого стола станут известные литературные деятели – писатели, критики, журналисты, редакторы литературных порталов.

Цель проведения круглого стола – обсуждение с представителями профессионального сообщества писателей и руководителями общероссийских и региональных писательских организаций целесообразности разработки профессионального стандарта «Писатель», обобщение мирового опыта регулирования взаимодействия писателя с работодателями и вынесение предварительного проекта профессионального стандарта на общественное обсуждение.

Миссия круглого стола заключается в организации дальнейшего объективно необходимого общественного обсуждения (с привлечением представителей профессионального сообщества и заинтересованных представителей федеральных органов исполнительной власти) правового регулирования трудовых отношений в сфере литературной деятельности.

Создание профессионального стандарта «Писатель» позволит регулировать деятельность в литературном сообществе на правовом уровне и разрешать спорные вопросы между его участниками.

 

По материалам пресс-службы Литературного института

4 комментария на «“Завтра в Литинституте состоится круглый стол по поводу стандарта профессии «писатель»”»

  1. А сколько и кому надо будет дать, чтобы в писатели-то зачислили?
    Чтобы уж точно, по стандарту…

  2. Ковбою: вам зачем? Ваше место в конюшне и в седле. Паcите коров, если вы a cowboy. Пользы больше.

  3. ЖИВОЙ КЛАССИК Николай ЕРЁМИН
    рассказ

    Классик — это писатель, который умер, но произведения которого издают и читают.
    Живой классик — это писатель, который живёт, изредка издаётся, но которого никто не читает. Хотя и почитают.

    Когда меня стали называть живым классиком в глаза и за глаза — я насторожился. А когда начинающая поэтесса Полина Романенко сказала про меня: «Вы — наш генерал!» — мне стало ясно: все мне льстят, потому что чего-то от меня хотят!
    Чего?

    Поэт из Ячинска Никита Анашевич захотел, чтобы я помог ему вступить в Союз писателей.
    И я помог!

    Сочинил чудесную рекомендацию, с которой не только в Союз, но и в Рай Господний примут. Так он, не дожидаясь утверждения на общем собрании, пошёл к мэру Ячинска и сказал:
    — Дайте мне квартиру. Теперь я — член Союза писателей! Сам Михаил Злобин рекомендовал меня!
    И мэр, добрая душа, тут же выделил ему однокомнатную квартиру в экспериментальном доме для одиноких пожилых людей. Пожизненно. Без права наследования.
    На радостях Никита Анашевич собрал у себя на первом этаже, в новой квартире, всю пишущую и пьющую братию города Ячинска и устроил вечеринку, плавно перешедшую сначала в многодневный, а потом и в многомесячный запой…
    Так и не удосужился он приехать на собрание в наш прекрасный областной центр Абаканск. Звонят мне из Ячинской администрации: мол, притон ваш писатель из новой квартиры сделал, пьёт и водит к себе городских бичей и бомжей, примите меры! А что я могу поделать, если они на месте бессильны, даже выселить его не могут…

    Полина Романенко захотела, чтобы я помог ей стать лауреатом престижной премии имени Мамина-Сибиряка.
    — Хочу получить премию и издать на эти деньги свою первую книгу, толстую, в твёрдом переплёте! — сказала она.
    И я помог!

    Написал чудесное представление, и ей по рукописи — небывалый случай в литературной практике — члены фонда присудили и выдали премию.
    Так она, получив деньги, не в типографию побежала, а в центральный универмаг, где купила себе самую модную, эксклюзивную норковую шубу, и теперь щеголяет в ней по Абаканску, вызывая зависть у всех членов городских литературных объединений, подружек-поэтесс, острых на язык, которые тут же сообщили мне об этом факте по телефону.

    И почувствовал я угрызения совести, ночами перестал спать, думая: прав я или не прав?
    — Ну, и чего ты переживаешь из-за этих пустяков? — спросила меня жена моя, Машенька.
    — Да как же мне не переживать? Я стараюсь помочь людям, а они, оказывается, используют меня в своих корыстных интересах!
    — До чего же ты наивный! Оглядись вокруг — все друг друга используют. Романтические времена бескорыстия давно прошли. Люди изменились. И ты их используй. Сам-то когда свою последнюю книгу издал? И почему новую не издаёшь?
    — Дорогое это по нынешним временам удовольствие.
    — Не в деньгах дело. Просто ты выгоды своей не знаешь.

    Подумал я, подумал над словами жены, и когда директор типографии «Алмаз», поэт Виталий Королёв сказал:
    — Хочу издать новую книгу. Напишите, Михаил Иосифович, пожалуйста, к ней предисловие. Я очень ценю ваше мнение и буду чрезвычайно рад! — я ответил:
    — Удивительное совпадение — и я хочу издать новую книгу, пять лет уже как хочу. И чтобы вы, Виталий, написали к ней предисловие.
    — Так что же вы молчали до сих пор? — воскликнул довольный Виталий Королёв.— Да без проблем!

    И через месяц в областной библиотеке Абаканска состоялась презентация сразу двух поэтических книг: Виталия Королёва — «Ночное эхо» и Михаила Злобина — «Дневные заботы».

    Пришло довольно много пишущего люда.
    Все поздравляли нас, получая в подарок шедевры полиграфического и поэтического искусства, и удивлялись, как в наше непростое и трудное время, когда весь мир страдает от кризиса, можно писать, да ещё и издавать такие чудесные книги?

    А я таинственно улыбался и всем говорил:
    — Спросите у моей жены Машеньки — она знает, как бороться с мировым кризисом!

    Николай ЕРЁМИН г Красноярск

  4. Да как-то, знаете, приятнее скакать по окрестным лугам, когда у тебя не только кольт за поясом, но и красная книжечка в нагрудном кармане. А на книжечке золотом оттиснуто: «Писатель».
    И соседи-ковбои уважать будут, и шериф, ежели ненароком переберу, послабление сделает.
    А так-то, конечно, оно мне ни к чему. Писать-то ведь я не умею.
    Как и сугубое большинство «членов союза писателей».
    Впрочем, они и коров-то не умеют пасти. А кольта сроду в руках не держали.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.