БЛИЦ-ОПРОС ЛАУРЕАТОВ «ЛР» (отвечают: Герман САДУЛАЕВ, Миясат МУСЛИМОВА, Герман ГЕЦЕВИЧ, Ирлан ХУГАЕВ)

№ 2018 / 1, 12.01.2018

1. Что стало для Вас самыми яркими приметами нашего времени в прошедшем 2017 году? Можете ли в этом качестве назвать какие-то книги, произведения литературы или других искусств?

2. Каких перемен в культуре, литературе, искусстве и вообще в жизни страны и мира лично Вы ждёте в 2018 году?

 

Герман САДУЛАЕВ

 

02 Sadulaev1. В 2017-м году вышел на экраны фильм «Викинг», соавтором сценария которого был великолепный писатель Андрей Рубанов. Это хороший фильм, не сусальное размусоливание и не лубок; тяжеловесная историческая драма. Я всячески защищал фильм от нападок и справа, и слева. Для меня он стал надеждой, что в России ещё можно снимать хорошее кино. Надо только приглашать правильных сценаристов, обязательно с литературным талантом. Не-писатель не может ни выстроить сюжет, ни написать диалоги. Киношные люди, при всём к ним уважении, мыслят картинками. И мы получаем фильм как коллекцию клипов, где сюжет чудовищно нелепый, а герои говорят как в самой примитивной компьютерной игре, написанной ещё под DOS. Все остальные российские кинопремьеры года были ужасны, просто ужасны. Безвкусны и неинтересны. Совсем.

Хороших книг вышло, как всегда, много. Биография Катаева, написанная Шаргуновым, биография Ленина, написанная Данилкиным и, кстати, биография Карлоса Санчеса, авторства Игоря Молотова. «Лимонов» Балканского и «Дети декабря» Беседина, на которые я написал рецензии, опубликованные в «Литературной России». Возьмите короткие списки наших литературных премий или перечень книг, выпущенных Редакцией Елены Шубиной, и вы найдёте десятки, десятки замечательных книг. В целом, литературная жизнь более чем жива.

 

2. Перемены, которых я жду, в том смысле, которых я бы хотел, и которых я жду, в том смысле, что понимаю, что они реально наступят, – это совершенно разные перемены. Хотелось бы возрождения (или возникновения пусть хотя бы и на пустом месте) массового интереса к хорошей литературе, к современной художественной прозе, к интеллектуальным текстам. Когда прорывные книги, и в нон-фикшн, и в беллетристике, читаются во всём двухсот-миллионном русскоязычном мире двумя, пятью, самое большее – десятью тысячами читателей, это свидетельствует о тревожной судьбе нашей цивилизации. В том числе и в геополитической конкуренции, о которой 25 часов в сутки вопят телеканалы и правительственные СМИ, вместо того, чтобы продвигать литературу, культуру и интеллект. Потому что в конкуренции цивилизаций, как и между людьми, в итоге побеждает не самый хамский, не самый грубый, не самый дерзкий, не самый громко орущий. Побеждает умный. Мы глупеем. Китайцы умнеют. Китайцы победят. И дело не в бумажных книгах. Читайте хоть как – хоть на экранах, хоть в виртуальных семь-дэ-очках; но читайте. Сейчас же никак не читают. А не читают – значит глупеют. Хотелось бы это остановить. Но не получится. Мы в 2018-м году продолжим катастрофически глупеть и сдавать свои позиции в мировой культуре. Литература и прочие интеллигентские занятия становятся прерогативой узкой касты посвящённых, которые, если не передохнут с голоду, сохранят основы культуры будущей, новой русской цивилизации, которая лет через пятьдесят начнёт с нуля, на пустом месте, среди обугленных свалок андроидов и потерявших навыки связной человеческой речи жертв пропаганды, возрождаться, как это всегда бывает – из слова.

 

г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

 


 

Миясат МУСЛИМОВА

 

02 Muslimova1. Уходящий год не имел своего особого лица, и в этом смысле ваш вопрос точно сформулирован: он мог так или иначе лишь подчеркнуть особенности времени. Непродуманность кавказской политики Кремля, нежелание знать регион и опираться на профессионалов по-прежнему определяли ситуацию у нас. Год утешил лишь тем, что федеральная власть, как выяснилось, умеет исправлять свои ошибки: промучив Дагестан пять лет, она всё-таки сменила Абдулатипова Р.Г., назначенного на царствие в республику, хотя, как обычно, никакого спроса не последовало за демагогическую пустоту назначенца. Награда и новая должность – обычная практика поощрения провальной работы больших чиновников. Дело Улюкаева также продемонстрировало показательно-избирательный характер борьбы центральной власти с коррупцией.

Как это характерно для нашего времени, отчётность по-прежнему важнее подлинной работы, а имитация продолжает вытеснять сущность. Изданный в этом году том национальной литературы, представляющий поэзию народов России, больше стал символом работы по поддержке национальных культур и литературы, чем реальным проектом по собиранию сил и богатства современной литературы регионов.

Для меня книги, произведения литературы или других искусств, созданные в уходящем году, не стали событием в силу того, что я не знакома со всеми новыми произведениями, а также потому, что у меня нет доверия к раскрученным или раскручивающимся именам: всё решает столичная тусовка, а у неё запросы одни и те же, и узок круг их интересов и предпочтений. Событием для меня становятся процессы, идущие в провинциях: я открывала новые имена на региональных литературных фестивалях, в региональных литературных журналах или на интернет-ресурсах. Другая примета времени – наличие одиночек, бескорыстно и подвижнически делающих работу государства, которое никак их не поддерживает, а поддерживает имитаторов всех мастей, подсевших на гранты как способ выколачивания денег для потёмкинских деревень. Таков журнал, например, «День и ночь», редактор которого Марина Саввиных с проектом «Мосты над облаками» уже несколько лет блестяще выстраивает единое культурное пространство страны, таков кинофестиваль «Кунаки», который уже более десяти лет проводит культуролог, председатель Центра этнопроблематики при Союзе журналистов РФ Кусова Сулиета. Титаническая работа таких единиц, которые и творят подлинное, остаётся, как и раньше, вне поля зрения органов власти, которые не поливают то, что само выросло из земли, доказало свою жизнеспособность, а насаждают безжизненные симулякры и выделяют под них огромные гранты. В этом году кинофестиваль «Кунаки», проходивший в Абхазии, расширил свою площадку, он прошёл в ноябре этого года как культурный форум, вызванный живой потребностью деятелей культуры в диалоге и взаимообогащении. Прошли литературные встречи, вечера, которые открыли новые имена и показали, как мы истосковались друг по другу, по слову в искусстве, по голосу другого. Надеюсь, что мы потесним профессиональных выбивателей грантов на культурном поле, не отдадим им на откуп литературную жизнь, и усиление таких позиций на местах определит новые черты будущего года.

 

2. Прежде всего, я жду от себя серьёзной работы. В литературе идёт множество интересных процессов, много ярких имён, главное, чтобы официальная или публичная литературная жизнь не затмевала, не перекрывала подлинное, перестала носить характер замкнутых междусобойчиков. Хочу, чтобы пошлое шоу-телевидение, насаждающее культ одноклеточных героев постельных сцен и оптику замочной скважины, благополучно умерло, чтобы на смену ему пришло телевидение, облагораживающее и просвещающее зрителя, формирующее высокую духовность и человечность.

Хочу, чтобы возродили северокавказскую студию документального и художественного кино во Владикавказе. Чтобы профессионалов ценили и поддерживали. Чтобы везде спрашивали за качество и обеспечивали его. Чтобы люди научились верить и доверять и могли себе это позволить. Хочу, чтобы возродилось детское кино, хочу, чтобы вновь избранный президент наконец убедительно показал, что он этого достоин, чтобы он понял: собственный народ – вот его безусловная цель, народ и есть его закон и его власть. Хочу, чтобы богатства страны, его нефть, газ, недра были возвращены народу, никакой частной собственности на национальное богатство быть не может. Хочу, чтобы страна начала наконец строить промышленность, развивать свои отрасли экономики, чтобы качественная медицина и достойное образование были доступны всем. Хочу, чтобы алкоголизм и наркомания не пожирали нашу молодёжь, чтобы у неё были возможности честной работой зарабатывать на достойную жизнь. Хочу, чтобы не уничтожались леса в Сибири, на севере, чтобы мы не уничтожали свою землю. Мои желания такие же, как у большинства наших сограждан.

 

г. МАХАЧКАЛА

 

 


 

Герман ГЕЦЕВИЧ

 

1. «Приметы времени» хотите? Если можно, я отвечу стихами:

 

ПРИМЕТА ВРЕМЕНИ

02 Hetcevich

Примета времени – отсутствие примет,

Когда вокруг чернеет белый свет,

Когда мельчают нравы, времена –

Из всех примет незрима ни одна.

 

Размыты проявления добра,

За гранью зла примет особых нет…

Идёт неправомерная игра

Реальности с отсутствием примет.

 

Включаю голубой телеэкран,

А там всё то же, видимо, не зря:

Обманутый женой Джигарханян,

Поклонская с царём и без царя…

 

Предвыборная гонка не даёт

Разинуть пасть и твёрдо крикнуть: «Слазь!»

Ложится верноподданный народ

Под вечно несменяемую власть.

 

Отсутствуют приметы воровства,

Но если казнокрадство налицо,

То разве извиненья и слова

Ответственность снимают с наглецов?

 

Безмолвствует свободы торжество,

Чиновник с установкой: «Не пущать!» –

Давно не выполняет ничего,

А только обещает обещать.

 

И на пороге неприметных лет

Пространство жизни с каждым днём лютей:

Сегодня – не осталось в нём примет,

А завтра – не останется людей.

 

На пустоту взглянув со всех сторон,

Грядёт начало гибели времён.

От силы трения сужается сюжет.

Примета времени – отсутствие примет.

 

Но не всё так безнадёжно и трагично. Есть и реальные эстетические достижения: вышел в свет двухтомник Георгия Шенгели (изд. «Водолей», 2017), книга воспоминаний дочери Ольги Ивинской Ирины Емельяновой «Поимённое» (изд. «Прогресс – традиция», 2017), книга неопубликованных стихов Константина Ваншенкина «Оксфордский блокнот» (из. «Текст», 2017)… Очень рекомендую. Это – добрые приметы нашего времени. События, которые не могут остаться незамеченными.

 

2. Каких перемен я жду в Новом году? От культуры, чтобы было поменьше бескультурья и побольше истинных культурных ценностей. От литературы, чтобы поменьше славословия и побольше смысла. А литераторам желаю, чтобы любили жизнь больше литературы и самих себя в литературе. Чтобы поменьше было цензуры, диктатуры и прочих проявлений несвободы. Чтобы люди оставались свободными даже в условиях ограничений. Чтобы не было войн, классовых и расовых конфликтов… Чтобы уважали друг друга. Вот тогда будет хорошо.

 


 

Ирлан ХУГАЕВ,

доктор филологических наук, 
ведущий научный сотрудник Владикавказского научного центра РАН

 

02 Irlan Hugaev1. Знаменательным и ярким событием прошедшего года считаю внеочередной съезд осетинского народа, которой состоялся в октябре во Владикавказе. Говорю это не только как осетин, но и как гражданин и патриот России, с полным сознанием важнейшего, поворотного пункта в мировой истории, связанного с пробуждением центростремительных сил обширного Русского мира. Этот съезд, помимо остального, ещё раз продемонстрировал решимость граждан Северной и Южной Осетии объединиться в одну республику в составе России, и, тем самым, верность своим культурно-историческим корням и волю к справедливости и свободе. Надеюсь, что политическое руководство РФ не захочет игнорировать эту объективную политическую реальность и рано или поздно примет решение, выгоды от которого сторицей покроют все возможные конъюнктурные издержки. Сегодня судьбы России решаются не только в Москве, но и на периферии. Судьба Родины ежеминутно решается в сердце каждого гражданина.

Среди книг, вышедших в печати за последний год (сразу оговорюсь: не строго календарный), отмечу книги московского исламоведа и политолога Яны Амелиной «Не едина и неделима. Осетия после Беслана и «августовской войны»» и философа и политолога, первого председателя Парламента Южной Осетии Коста Дзугаева «На пути к воссоединению Осетии». Эти книги – тоже «энциклопедия» современной осетинской политической и нравственной жизни; они осмысливают фундаментальные для Осетии – и важные для всего Кавказа и России вопросы. Укажу также близкие по политической проблематике «Письма с Донбасса» Захара Прилепина.

Однако, к сожалению, «приметой времени» в жизни и литературе (искусстве вообще) выступают сегодня не только положительные достижения, но и откровенно эпатажные и одиозные феномены. Они огорчают и оскорбляют и религиозные, и национальные, и гражданские чувства, не говоря об эстетическом. Сегодня борьба с провокаторами – это дело хорошего вкуса.

 

2. В 2018 году надеюсь увидеть (и сам для этого работаю в меру сил) начатки «гуманитарной революции». Власть уже произнесла сакраментальные слова – «культура», «искусство», «духовность», «патриотическое воспитание»; хотелось бы в реальности увидеть больше уважения к пролетариату гуманитарного труда. Настоящий базис государственного бытия – не производственные отношения, а культура и искусство. Академик Легасов не зря говорил, что люди, запустившие в космос Гагарина, стояли на плечах Толстого и Достоевского. Нельзя допустить, чтобы фундамент дал трещину. В особенно ущемлённом положении находятся сегодня культурные институты национальных окраин: библиотеки, музеи, книжные издательства, годовой бюджет которых сопоставим с доходом отдельно взятого футболиста средней… ноги.

Спорт – это хорошо; но ведь не футболистами создавалась и не на футболе стоит наша великая страна. Прежде физической культуры должна быть – духовная. При больной душе на что нам и телесная крепость?.. Сегодня даже от филологических факультетов требуют, чтобы они сами зарабатывали деньги. Каким, спрашивается, образом?.. Не то же ли это самое, что требовать от футболистов, чтобы они писали стихи и трактаты?..

Благодарю редакцию «Литературной России» за оказанную мне честь и за предоставленную возможность высказаться.

С Новым годом, Родина малая и большая!

 

г. ВЛАДИКАВКАЗ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *