ПО-РУССКИ, НО КАЗАХСКОЙ КРОВЬЮ. По следам юбилейного вечера поэзии Бахыта Каирбекова

№ 2018 / 11, 23.03.2018

Бахыт Каирбеков, поэт и режиссёр из Казахстана, провёл свой юбилейный вечер в Московском доме национальностей. Он представил новую книгу «Многоточие», в которую вошли не только стихи, но и заметки, выдержки из дневников, раздумья о жизни.

Послушать Каирбекова, а также посмотреть его замечательный фильм о степной традиции встречать день весеннего равноденствия Наурыз, набился полный зал. Пришли не только соотечественники, но и многие любители истинной поэзии. Потому что не только в стихах, но и в своих фильмах, Каирбеков – истинный поэт, острее других чувствующий дыхание жизни и смерти, черпающий вдохновение и силы в глубоких традициях своего народа.

Kairbekov main

Вечер Каирбекова был организован по инициативе посольства Казахстана, и посол этой страны в России Имангали Тасмагамбетов выразил восхищение неиссякаемым лирическим даром своего соплеменника. «Лирика Каирбекова – это поэзия очарованного странника, путешествующего по глубинам человеческой души в поисках высшего смысла», – сказал он. Кстати, вечер так и назывался: «Очарованный странник».

«Сегодня для нас, казахов, необычный день, – сказал поэт со сцены. – 14 марта, а по старому календарю это будет 1 марта, наш народ празднует начало весны. Появляется возможность свидеться после долгих зимних дней, родственники спешат посетить друг друга. После зимы народ воскресал, подобно траве. У нас не спрашивали, сколько тебе лет, но говорили: «Сколько раз ты видел, как зеленела трава». То есть, сколько прошло вёсен. И в этом заключён глубокий смысл возрождения души и народа к новой жизни». Именно об этом был показанный на вечере фильм из масштабного документального цикла «Под вечным оком неба», где автор поэтически переосмысливает древние обычаи своих предков.

Бахыт Каирбеков – один из немногих казахов, пишущих на русском языке. Возможно, это произошло потому, что его отец – знаменитый поэт Гафу Каирбеков, Народный поэт Казахстана. Выступать на одном поле с таким тяжеловесом сыну было трудно. И он ушел на просторы русской речи.

«Так не верьте молве многоликой, стоустой,

Что живу одиноко я в русской строке», – написал он.

Когда его спросили, на каком языке он думает, поэт ответил молниеносно: «На том, на котором спрашивают».

Kairbekovavtograph01

Каирбеков окончил Литературный институт и Высшие курсы сценаристов и режиссеров при Госкино, долгое время жил в Москве. Директор издательства «Художественная литература» Георгий Пряхин очень точно выразил суть поэта: «Бахыт Каирбеков пишет на русском языке, но казахской кровью».

Отец поэта, лауреат Государственной премии республики Гафу Каирбеков, переводил стихи сына на казахский. А сын, в свою очередь, переводил отца на русский. И это давало возможность приобщиться огромной русскоязычной аудитории к стихам этого замечательного творца, который является народным поэтом Казахстана.

Бахыт Каирбеков рассказал на вечере, что в начале жизни у него было все слишком благополучно. «Свои золотые 25 лет я встретил круглым счастливчиком», – говорит он. Он был выпускником знаменитого Литинститута, счастливо женат, дочке исполнилось три года, был главным редактором информационного бюллетеня Казахского общества дружбы, выпустил первую книжку стихов, только что получил прекрасную двухкомнатную квартиру. Казалось бы, чего еще желать?

«Я понимал, что поэт должен стоять на грани, испытать горе, смерти, пограничные состояния. В благополучной советской жизни этого не происходило», – рассказывает Бахыт.

Он как бы вызывал на себя несчастья. Об этом он пишет в начале своей книги «Многоточие». «Поэт, по моим представлениям, должен быть человеком необыкновенной, многострадальной судьбы, сопереживающим тревоги мира…»

Бог его услышал. Испытания не заставили себя ждать. Каирбеков признался, что с тех пор не раз стоял на грани жизни и смерти. «Всё о смерти, а значит о жизни», – это стихотворение он взял эпиграфом к книге. «Я всегда думал о смерти. Несколько раз она проходила рядом. Даже самое первое стихотворение я написал, когда столкнулся со смертью лицом к лицу. Это случилось, когда умирала моя бабушка. Я простился с ней, вышел в соседнюю комнату и написал стихотворение. Когда я писал его, она еще была жива. С этого началась моя дорога в поэзию, а затем и в Литинститут в Москве», – рассказал Бахыт.

Именно размышления о жизни и смерти стали основой его творчества. Поэт сравнивает свою книгу с традиционным у казахов лоскутным одеялом. Своей книге поэт дал такой подзаголовок: «Стихотворный пэчворк». «Лоскутное одеяло дарилось новорожденному, чтобы он открыл для себя все богатство мира, всю радугу земных красот и озарений души. Им же покрывали ложе новобрачных, желая молодым познать счастье семейного гнезда… Лоскутным одеялом накрывают тело умершего, отправившегося вниз по реке, так похожей на человеческую жизнь…»

В книге «Многоточие», как в разноцветном лоскутном одеяле переплетаются стихи, дневниковые записи, размышления о жизни, обращения к истории своего народа. Причем, именно эти обрывки, мгновения жизни поэта, читаются на одном дыхании и не менее вдохновенны, чем его стихи. Можно даже сказать, что они успешно конкурируют с ними.

А вся книга «Многоточие» – отражение текущей реки жизни поэта, и тексты в ней – словно разноцветные и разнородные лоскутки.

Так о чем же книга Бахыта Каирбекова? В первую очередь, о жизни, смерти, и, конечно же, любви. Он вспоминает, как спасла его мать. У неё пропало молоко, заменить его было нечем. Тогда она взяла клочок тряпки, намочила его в следе от копыта, в котором собралась дождевая вода, и дала ему.

«В 1979 году меня ударили ножом, я еле выжил, — рассказывает поэт. – Тогда я понял, что люди ходят по земле и не знают, какое это счастье обыкновенная жизнь. Что скрывать – сейчас передо мной новое испытание – меня настигла тяжелая болезнь. Я после известия об онкологии уезжал домой, и один из людей мне сказал: «Вы сами себе это выпросили». Я тогда задумался. И в результате появилась эта книга. Получился увесистый том в 500 страниц.

И что за мука мне такая

Оживать и умирать

Каждый день?

Себя не зная,

Сны чужие толковать?..

Георгий Пряхин говорил на вечере о необыкновенной откровенности автора с читателями. Он даже признался, что Бахыт написал в ней такие вещи о себе, в которых не каждый сумеет признаться. «Многие кокетничают в литературе, изображают то, чего не было. Ваша книга невероятно правдива. Многие вещи я бы не отважился написать», – сказал Пряхин, обращаясь к поэту. И эта обнаженная правда жизни и смерти его особенно поразила.

Он вспомнил, как поэт Егор Исаев сказал ему однажды: «Что такое талант без правды? Это почти не талант. А правда без таланта – все равно правда». И эти слова запомнились ему на всю жизнь.

Пряхин отметил, что русские тексты казаха Каирбекова выполняют громадную миссию. «Я преклоняюсь перед людьми, которые в других странах пишут на русском языке. Это своеобразные «заставы» нашего языка, это разнообразит, питает и обогащает его».

Kairbekovavtograph02

Каирбеков пишет в книге и рассказал на вечере, что казахи не измеряли свою жизнь прожитыми годами. Кочевники меряли ее «мушелями» (от слова «муше» – часть). Каждая такая часть была равна 12 годам, времени одного оборота Юпитера вокруг Солнца. Именно ритм оборота Юпитера приняли за основу кочевники, составляя этот календарь. Благополучное завершение мушеля (13,25, 37,49, 61 год и так далее) казахи отмечают тоем – дарят любимую одежду младшим, с пожеланием благополучно миновать границы мушеля. По их представлениям, переход из одного мушеля в другой всегда был связан с опасностью.

Каирбеков говорит, что видит в этом символику смерти и рождения. Человек умирал в прежнем возрасте и рождался в новом. То есть жизнь представала перед взором кочевника, как постоянное эволюционное развитие, движение от одного состояния к другому.

И здесь – его истоки любви к своей земле и жизни, которые так ярко проявляются в стихах и фильмах поэта. «Родители не говорили нам – делай это и не делай того, – вспоминает он. – Они просто жили, а мы их копировали. Мы следовали их примеру, их честности, их любви. Нам никто не говорил: «Ты должен любить Родину». Но мы чувствовали, как ее любят наши родные.

Позже, когда я снимал фильмы о родной земле, и оператор спрашивал меня: «Как снимать?». Я отвечал: «С любовью». Тогда все получится.

«Все знания мои о многоликом мире

Вмещаются в густой вишневый сад,

Где бабушка раскладывает сливы

На солнечном изрезанном настиле…

О, как давно! – лет сто тому назад.

На вечере вспоминали еще один замечательный труд поэта – его книгу «Мир Кочевья». Бахыт рассказал со сцены, что когда-то его потрясла книга «Поэтические воззрения славян на природу», написанная историком и фольклористом Александром Афанасьевым, который еще известен как издатель «Народных русских сказок».

«Я прочитал её с огромным интересом и подумал: «Почему же у нас, у тюрков, нет такой книги? И решил написать её». Этот фундаментальный труд, по словам Каирбекова, еще не завершен. «Есть уже три части, надеюсь, в этом году смогу завершить четвертую», – рассказал он.

Книга не закончена, однако первые ее части уже изданы друзьями поэта из РУДН. «Я им говорю – книга еще не дописана. А они отвечают: «Мы об этом сообщили читателям», – улыбается Бахыт.

Каирбеков на всю жизнь сохранил теплые чувства к своему великому отцу. Он рассказал на вечере, что отец рано утром звонил ему и сообщал, что с рассветом уже успел написать стихотворение, или сделать статью, или что-то другое. «А ты что сделал сегодня утром?» – неизменно вопрошал он. «А я ничего не сделал, и это меня страшно расстраивало и злило. Однажды после такого разговора я даже в сердцах так сильно бросил трубку, что разбил телефон», – вспоминает поэт. Когда отец узнал об этом, то спокойно сказал: «Ничего страшного, купишь новый»… Теперь все достижения на творческом пути Бахыта – это его ответ отцу на его вопрос: «А что ты успел сделать?»

Семья – это гнездо души, поделился со слушателями поэт. «Я в своё время мечтал стать монахом. Отдать всего себя высокому служению. Но ты не можешь быть суфием, отшельником, сказали мне. Знания нужны для того, чтобы применить их в жизни. Мы мечтаем жить другой жизнью, уехать далеко… Но благодаря любви, семье, продолжаем жить здесь, на земле», – говорит он.

Душа, чистота, природа – всё передается в творчестве, считает Каирбеков. «Иногда мне кажется, что я нахожусь в степи или у родника. Человек всю жизнь стремится куда-то, бежит. Он бежит, как стреноженный конь, и не знает куда. Кто ответит, куда сейчас идёт поэзия? Её находишь везде, как скрытые в траве родники. И она сейчас очень нужна. Поэзия существует как природное явление. Её только надо найти», – говорит он.

Каирбеков признаётся, что ему очень дорог образ кочевника. «Всё находится в движении. Когда человек останавливается, он духовно умирает. Недаром казахи с умершим человеком хоронили вещи, лошадь. Потому что умерший не исчезает бесследно – он продолжает идти своим путем», – говорит он.

Столько испытать можно только на земле, считает Каирбеков. «Наша жизнь пестрая. Верхний мир – светлый, нижний – темный, а наша жизнь разная», – уверен он. И именно о красоте и боли этого мира говорит книга Бахыта Кирбекова «Многоточия».

 

Любовь БЕРЗИНА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *