Станислав РЫЖОВ. ТОЛЬКО Б В ЭТОЙ ВЕРНОСТИ НЕ ОТСТУПИТЬСЯ

№ 2018 / 15, 20.04.2018

Моя первая встреча с Почаевской Лаврой случилась неожиданно, в Москве, более двадцати лет назад, после службы патриарху Тихону (в этот день и память апостола Иоанна Богослова) в Донском монастыре. Возвращаясь домой, уже у «Шаболовской», увидел женщину, которая тоже была на богослужении, мы улыбнулись друг другу как «свои», и она, уже в вестибюле станции неожиданно, заглянув в сумочку, протянула мне небольшую картонную иконку – образ преподобного Иова, игумена Почаевского. «На благословение, – сказала она. – Была недавно в Лавре, желаю и вам побывать в Почаеве».

Я поблагодарил, мы расстались, приехав домой, я сделал на обороте надпись, чтоб не забыть: «От паломницы Галины после службы в Донском монастыре… 9 октября 1995 г.», в день памяти апостола и евангелиста Иоанна Богослова и святителя Тихона, патриарха Московского и всея Руси. Рака с его мощами была прямо под иконой Апостола Любви, я огорчился, когда увидел несколько лет назад, что её перенесли, поставили отдельно.

Но дело не в этом. Хочу сказать ещё раз через годы, что так быстро пролетели, спаси Бог, неведомая Галина, авось увидимся на том свете, если заслужим.

 

 

КАК ПРЕПОДОБНЫЙ В ПОЧАЕВ ПРИГЛАСИЛ

 

Несколько лет спустя довелось мне недолгое время пожить на съёмной квартире, в обычной «хрущёвке». Прямо на столе устроил свой иконостас – расставил, разложил, подперев чашками, бутылочками иконы, здесь же была и лампадка. Дверь в квартиру была ветхая, замок чуть ли не болтался, но защёлкивался, обстановка внутри простенькая.

И вот как-то пришёл с работы, воткнул ключ, а дверь поддалась, открылась сама – кто-то здесь побывал (хозяйка не могла – лечилась в больнице). Сразу в комнату – весь иконостас разметён, лампадка опрокинута, несколько иконочек залито маслом. Понятно, искали под клеёнкой, но увы – ничего не нашли, потому что ничего не было. Видно, спешили, а может что-то спугнуло, потому что кроме опрокинутой стопки книг и газет, больше ни к чему не притронулись.

Я даже догадывался, кто, возможно, побывал, т.к. несколько раз встречался на лестнице, здоровался с испитого вида соседкой, которая жила где-то выше (я на втором этаже), с нею высокий крепкий дядька, в наколках, может, после отсидки.

Я, конечно, не стал расследовать всё это, махнул рукой, а вот иконочка преп. Иова оказалась также в лампадном масле, оттереть его не удалось, в отличие от других – будучи картонной, она впитала его, и с тех пор приобрела коричневый налёт, как морёный дуб. И стала мне ещё дороже, как пострадавшая, наверное.

Вот эту иконочку наряду с другими («обязательными» в путешествие) и взял с собой, когда отправился в паломническую поездку на Украину в 2006-м году. Паломничество было приурочено как раз к празднованию Почаевской иконы Божией Матери 5 августа (23 июля по стар. ст.). Поездка была от «Ковчега».

prepodobnyy iov igumen pochaevskiy 009

* * *

Поезд «Москва – Львов» прибыл в Тернополь где-то к обеду следующего дня.

Здесь группу встретила, с микроавтобусом, Валентина, наш гид по всему маршруту (Почаев – Киев – Чернигов). Она сама, как оказалось, живёт в Почаеве, и в доме её – гостиница для паломников.

Заштатный вокзал, теплынь-жара, расселись, поехали, до Почаева 60 с лишним километров. Валентина рассказывала о нашей программе – когда, куда, что; мы двигались от села к селу, мне, конечно, бросилось в глаза по пути (я был впервые на Украине), чего не видел у нас – кресты поклонные, украшенные рушниками и цветами у въезда в каждое село. Эти христианские отметины, конечно, радовали глаз и сердце…

И вот, навсегда запомнилось – открылась, возникла внезапно далеко-далеко, ещё на горизонте, колокольня Почаевской Лавры – маяк на скале обители, охраняющей Русь с юго-запада.

А вот и городок Почаев, дом Валентины – недалеко от Лавры, разместились в чистых, опрятных комнатах, мы, мужики (всего двое, общецерковная пропорция), как короли, просторно, никакой тесноты, перина и пышные подушки. Объёмный чистый внутренний двор с банькой, летняя кухня, в доме ванная с горячей водой.

Народу на празднике было, конечно, тысячи. После передышки отправились на вечернее богослужение. Я всё напоминал себе: надо иконку преподобного Иова взять, приложить к мощам. Но в первый вечер в суете оставил в гостинице.

Первое ощущение, когда подходишь к Лавре – это крепость, устремлённая в Небо. И мы по террасам, ступеням восходили вверх, топали ногами, пытаясь и молитвенно устремляться ввысь, как за литургией – «Горе имеем сердца!».

Валентина повела нас в Успенский Собор – тот самый, где Стопа Богородицы и Её Почаевский образ.

Вся Лавра была наполнена людьми, и Собор – весьма плотно. Всюду очереди – и к свечам, и подать записки, но монахи и женщины за прилавками действовали очень быстро, это тоже запомнилось.

Потом отправились к Стопе Богородицы, шепча сокровенные молитвы, с трепетом прикладывались, памятуя, с каких древних пор эта Стопочка шествует с нами по жизни, и всегда наполнена хрустальной, живоносной водой… Помнится, как владыка Ростислав (Девятов), наш епископ в 1993–98 г.г., ныне митрополит Томский и Асиновский, рассказывал о молодой семье, жившей в Эгвекиноте (Чукотка ещё входила в область и епархию), им никак не удавалось родить ребёнка. И вот когда, по благословению архиерея, супруги с молитвой приобщились святой воды из Стопочки, ровно через девять месяцев появилось на свет долгожданное дитя…

 

 

ИСТОРИЧЕСКАЯ РЕТРОСПЕКТИВА

 

Напомним, что монашеская жизнь появилась здесь с середины XIII века, когда иноки из разгромленного в 1240 году татаро-монголами Киева, бежавшие на запад, поселились на горе, где первыми их кельями стали каменные пещеры. Монахи нарекли эту местность Почайна – по названию притока Днепра, вытекавшего из Иорданского озера. Металлическая доска на колонне Магдебургского права, что на древней Почтовой площади Киева, свидетельствует: «Здесь в 988 году в слиянии волн Днепра и Почайны Крестилась Русь». По преданию, после Крещения князь Владимир велел сбросить в Почайну идола Волоса (которого ныне почитают неоязычники – националисты).

Так неслучайно появилось имя для будущего городка Почаева.

В 1240 году пастух, выпасавший здесь стадо, по имени Иоанн Босой и два монаха, жившие неподалёку в пещере, стали свидетелями необыкновенного явления Божией Матери, когда вершина горы залилась ярким светом, словно Неопалимая Купина на Синае, и в этом пламевидном столпе явилась пастуху и инокам Пресвятая Богородица.

Ошеломлённые люди пали в святом молитвенном восторге перед Владычицей, а когда видение исчезло, на скале навсегда остался след Пресвятой Богородицы – отпечаток Её правой стопы, где забил Святой источник. Стопочка всегда наполнена чистейшей и целительной водой.

След Божией Матери стал первым чудом и главной святыней Почаевской Лавры, возникшей здесь через много лет. А поначалу монахи возвели у подножия Почаевской горы небольшую обитель в честь Успения Пресвятой Богородицы, таковой она оставалась до конца XVI в.

Предание сохранило и вторую, бытовую версию названия этого места, от слова «почала»: «Почала Дiва творити чудеса».

 

* * *

Бежали годы, пролетали десятилетия… Состояние разорённой татарским нашествием юго-западной Руси – при сохраняющейся ещё полицентричности, в виде отдельных, соперничающих княжеств – привело к тому, что в XIV веке эти территории оказались под властью Литвы (Волынь) и Польши (Галиция). А когда после Люблинской унии 1569 г. Польша и Литва объединились в федеративное государство Речь Посполитую, для коренного русского населения наступили тяжкие времена угнетения православной веры… Тогда значительные пространства юго-западной Руси, и Волынь в том числе, отойдя от Литвы к Польше, стали подвергаться ополячиванию коренного населения.

При этом власти Речи Посполитой всячески способствовали и содействовали тому, чтобы епископские кафедры постепенно замещались лицами, тяготеющими к Западу, не стойкими в исповедании православной веры, и эта политика «мягкой силы» привела в конце концов к трагическому финалу: почти все архиереи на Соборе, созванном в Брест-Литовске в 1596 году, согласились признать власть римского папы и принять учение католиков. Многих подтолкнула к этому иезуитская хитрость, согласно которой одновременно сохранялось за принявшими унию богослужение византийской литургической традиции на церковнославянском языке.

На защиту православия поднялся народ, церковные братства. Из-за жестоких притеснений многие люди уходили в степи и заднепровские пороги, так образовалось вольное казацкое войско, которое много раз поднимало восстания для защиты православной веры. Против Брестской унии решительно выступили и насельники Почаевского монастыря.

Оставались и вельможи, сохранявшие верность Православию, из них самый видный – князь Константин Острожский, вокруг которого объединился народ, в том числе и учёные люди. Они писали много в защиту Православия, печатали книги на эту тему, благо князь Константин основал в городе своём Остроге духовную академию и типографию… Здесь на свет появилась знаменитая «Острожская Библия» – первая полная Библия на церковнославянском языке, напечатанная Иваном Фёдоровым, по благословению тогда ещё игумена Дубенского Иова Железа.

 

* * *

«Критский собор» 2016 года живо напомнил нам об опаснейших угрозах Православию: как и 420 лет назад, опосредованно, через «мягкую силу» продолжаются сегодня те же попытки объять, переформатировать и растворить Православие – через церковную иерархию – в огромном, всепоглощающем пространстве римо-католической ереси, преисполняющейся все более духом антихристианства. Что естественно делает со временем всё более резкой оценку католицизма, чем это было полтора-два века назад. Неслучайно, что с тревогой откликнулись на события, связанные с подготовкой и проведением «Критского собора», и монахи Почаевской лавры.

 

* * *

Промыслом Божиим, в канун этих драматических событий, в 1559 году проезжал через Волынь греческий митрополит Неофит, которого приветила в своем имении Орля (в девяти верстах от Почаева) православная помещица Анна Ерофеевна Гойская. В дар за гостеприимство Неофит благословил её древней иконой, которую, как родовую святыню, брал в дальний путь.

Икона небольшая по размеру, Матерь Божия изображена с Богомладенцем на правой руке. В левой Она держит плат, которым прикрыт Младенец Иисус. Господь положил левую руку на плечо Пречистой Своей Матери, а правую поднимает в благословляющем жесте. Матерь Божия нежно преклоняет Свой лик к главе Сына…

На клеймах иконы – семь миниатюрных изображений святых: пророка Илии, мученика Мины, первомученика Стефана, преподобного Авраамия, великомученицы Екатерины, преподобных Параскевы и Ирины. Вероятно, это была семейная икона, может быть, принадлежавшая роду самого Неофита. Славянские же письмена свидетельствуют о том, что, возможно, по словам духовного писателя, богослова прот. А.Хойнацкого, «образ Почаевский писан рукою русскою».

Промысл Божий подвиг митрополита Неофита оставить эту икону, которую он всегда хранил у себя, у радушной и благочестивой Анны Ерофеевны, которая происходила из старинного рода Козинских, и оставалась вдовой после кончины мужа Богдана Васильевича Гойского, бывшего земским судьей.

Эту икону Анна Гойская поставила в замковую молельню, и через некоторое время близкие её и слуги стали замечать свет, исходящий от образа. Гойская поначалу не верила им, пока однажды сначала во сне, а потом наяву не увидела эту икону в «великом свете». А вскоре благодатная сила, исходящая от образа, дала знать о себе явными чудесами.

Одним из первых стало чудо исцеления слепого от рождения родного брата Гойской, Филиппа Козинского, которого она, уверовав в благодатную силу иконы, убедила обратиться от всего сердца к Пресвятой Богородице о даровании зрения перед образом Её. И когда он горячо (как евангельский слепец!) воззвал к Пречистой с последней надеждой, глаза его открылись, и он стал видеть так, как будто никогда не был слепым!..

После такого великого чуда Анна Гойская решила передать эту икону Церкви и, собрав священников, иноков, православный народ, торжественно, Крестным ходом перенесла образ на гору Почаевскую, на вечное хранение инокам, обитавшим в монастырских пещерах.

Это произошло на следующий год после принятия Брестской унии, очевидно, в первом полугодии, а уже в ноябре того же 1597 г. Анна Гойская составляет «фундушевную запись» на устройство Почаевского монастыря.

С этого времени начинается укрепление и расцвет Почаевской обители как твердыни Православия на юго-западном рубеже Руси.

А икона, переданная Анной Гойской, стала именоваться Почаевской иконой Божией Матери. Сотни и тысячи раз с этого времени совершались и совершаются чудеса, явные и тайные, и «Книга записей чудес Почаевских» сообщает о множестве исцелений по молитвам ко Пресвятой Богородице, явленным через её Почаевский образ. В их числе – и оживление умерших младенцев, и многочисленные спасения от смертельных опасностей, и чудесное перенесения в Почаев монаха, находившегося в турецком плену, горячо молившегося Пречистой, и в день Её Успения неожиданно очнувшегося у стен Лавры, где по сей день хранятся его ручные оковы.

 

 

ТВЁРДЫЙ ЗАЩИТНИК ПРАВОСЛАВИЯ

 

Промыслом Божиим, в эти тяжёлые времена явился на свет в Галиции (в 1550 г.) Иоанн Железо, который уже в 12 лет был пострижен в мантию с именем Иова… После служения в Угорницком монастыре, он перешёл уже в зрелом возрасте в Дубенский, по просьбе князя Острожского, где стал настоятелем и много писал в защиту православия. А в начале XVII века, примерно в 1604 году он перешёл на гору Почаевскую – и хотя жаждал подвижнического уединенного жития, но и там его избрали настоятелем.

Для молитвенных подвигов Иов удалялся в каменную пещеру, где подолгу молился, так, что ноги его покрылись ранами, до обнажения костей.

Вот как о силе молитвы преподобного свидетельствовал его ученик и сподвижник Досифей, ставший по кончине Иова игуменом обители. «Однажды, когда молился преподобный в той пещере, вдруг облистал его свет благодати Божией, сиявший по всей церкви в течение двух часов непрестанно. Я же, увидев это, в великом ужасе пал на землю, побеждённый таким чудным видением».

Какую силу имел святой старец над грешной душой человеческой, показывает такой случай. Однажды, придя ночью на гумно монастырское, он увидел вора, который хотел взвалить себе на спину куль зерна. Иов помог ему поднять этот куль, но напомнил ему об ответе на страшном суде Христовом. Потрясённый кротким словом святого, грешник упал ему в ноги с мольбой о прощении.

При св. Иове был введён в обители общежительный устав. С помощью благочестивых помещиков Феодора и Евы Домашевских преподобный окружил монастырь оградой и воздвиг Свято-Троицкий собор, а потом ещё шесть меньших церквей. Он создал Почаевскую типографию и продолжил писать в защиту православия. Сохранилась одна из его книг, под названием «Книга Иова Железа, игумена Почаевского, властною его рукою написанная». Впоследствии она была издана под заглавием «Почаевская пчела».

Типография преп. Иова была возобновлена в середине XIX в., обновлена и расширена в начале ХХ в. архимандритом Виталием (Максименко) и вывезена им после революции за границу, где и ныне продолжает существовать в Америке, в Свято-Троицком монастыре (Джорданвилль). Она обслуживала долгое время нужды русской эмиграции и сейчас издает духовную литературу под маркой «Типографское братство преподобного Иова Почаевского».

 

* * *

Много скорбей принес преподобному Иову наследник Анны Гойской лютеранин Фирлей. Он ненавидел православие, делал всё, чтобы разорить монастырь, отнимал его земли, строения, нападал с вооружёнными отрядами на обитель и даже завладел чудотворной иконой, которую держал у себя целых двадцать лет. Это было лихое время.

Однажды он решил поглумиться над православной святыней. Созвав гостей, Фирлей облачил свою жену в ризы православного священника (как не вспомнить кощунницу Собчак!), дал ей в руки потир, и эта женщина стала выкрикивать хулы на Божию Матерь и Её икону. И тут же была наказана – её объял злой дух, она обратилась в бесноватую. И освободилась от ужасного недуга лишь после того, как её муж вернул Почаевскую икону в монастырь.

 

* * *

В 1620 г. преподобный Иов принимал участие в Киевском Соборе, осудившем унию и постановившем твердо стоять за православие. Под постановлением этим есть подпись: «Иоанн Железо, игумен Почаевский».

Скончался преп. Иов, прожив многотрудную, столетнюю жизнь, 28 октября 1651 г. Мощи его были открыты в 1659 г. после троекратного явления его митрополиту Киевскому Дионисию.

Вскоре после этого приехала в обитель на богомолье Ева Домашевская. Ночью она увидела, что в Троицкой церкви сияет свет и услышала пение. Служанка её, девица Анна, посланная узнать, какое служение совершается, к своему ужасу увидела, что церковные двери распахнуты, а посреди церкви, между двумя Ангелами, молится в необычайно светлом одеянии преподобный Иов. Обратившись к Анне, он велел ей позвать игумена Досифея, который в это время безнадёжно болел, и дал девушке для него плат, омоченный в миро. Больной, получив этот плат, помазался им и получил исцеление…

 

* * *

Дивную помощь оказала Своей обители Божия Матерь летом 1675 года, когда турецкие войска под предводительством хана Нурредина осадили Почаевскую Лавру с трёх сторон. Деревянная монастырская ограда не была серьёзным препятствием для турецкого войска. Осаждённые иноки и укрывавшиеся в обители миряне в страхе ожидали начала штурма. И тогда игумен монастыря Иосиф Добромирский призвал всех обратиться за помощью к небесным заступникам – Пресвятой Богородице и преподобному Иову. Всю ночь осаждённые горячо молились перед Почаевской иконой и мощами преподобного.

Утром 23 июля (5 августа по н.ст.), когда взошло солнце, стали петь акафист Божией Матери. Когда запели «Взбранной Воеводе победительная», произошло дивное чудо. Пресвятая Богородица сама явилась над храмом обители с многочисленными Ангелами, держащими обнажённые мечи. Преподобный Иов был рядом с Божией Матерью и молил Её о защите обители.

Турки, увидев небесное воинство, приняли его за привидение и стали пускать в Царицу Небесную и Ангелов стрелы. Но стрелы возвращались и поражали тех, кто их посылал. В турецком войске началось смятение, обезумевшие воины убивали друг друга, а затем обратились в паническое бегство.

Защитники монастыря, воспользовавшись паникой неприятеля, многих захватили в плен, причём некоторые из турок, поражённые чудом, приняли святое Крещение и навсегда остались в Почаевской Лавре.

В память о чудесном избавлении обители от врагов 23 июля (5 августа) было установлено ежегодное празднование Почаевской иконы Божией Матери.

 

* * *

Попущением Божиим, с 1721 по 1831 год Почаевский монастырь пребывал в руках униатов. В этот период, 8 сентября 1733 года (праздник Рождества Богородицы) по распоряжению папы римского Климента XIV (1769–1774) было совершено так называемое коронование Почаевской иконы, что в практике римо-католиков означает формальное каноническое признание данной иконы поистине чудотворной. С 1721 по 1831 год засвидетельствовано 539 чудесных исцелений от Почаевской иконы.

Чудотворный образ чтили, но доступ к мощам преподобного Иова был закрыт. Однако через двадцать лет чудеса преподобного заставили допустить к ним верующих.

 

* * *

В 1831 году Почаевский монастырь возвратился в лоно Русской Православной Церкви. Матерь Божия продолжала через Свою Почаевскую икону оказывать неисчислимые благодеяния верующим христианам, приходящим к Её молитвенному предстательству. Особенно известно исцеление слепой девятилетней девочки Анны Акимчуковой в 1832 году…

В 1859 году император Александр II, посетивший Почаевский монастырь, пожертвовал ему новый иконостас для Соборного Успенского храма. В этом иконостасе и поныне в 3-м ярусе находится чудотворная икона Божией Матери, в звездообразном серебряном киоте над Царскими вратами.

Каждое утро после полунощницы при пении тропаря «Непроходимая Врата» чудотворная икона медленно опускается вниз на особых лентах и останавливается на уровне человеческого роста. Будто Сама Пречистая сходит к нам.

Верующие подходят и благоговейно поклоняются иконе, лобызают её. Опускается икона и по субботам, после соборного пения акафиста Пресвятой Богородице, а также по воскресным и праздничным дням, после поздней литургии. И поныне не оскудевает благодатная сила, источаемая этой великой, прославленной святыней.

 

* * *

Нам, паломникам из Москвы, сильно повезло: хотя в связи с огромной массой народа доступ к мощам преподобных Иова и Амфилохия был временно прекращён, Валентине удалось договориться, чтобы нашу группу впустили в Пещерный храм, где они покоятся (он находится под Успенским собором). Нам посчастливилось не только приложиться к мощам святых подвижников, но и побывать в самой пещерке, где молился преподобный Иов.

Вход туда через лаз, довольно узкий, причём надо как бы «нырять» вниз головой, и конечно же, все уже знали, что по нераскаянным грехам можно в нём и застрять. И аз, грешный, хоть по природе тощий до стройности, всё равно, разумеется, трепетал, а что говорить о бедных, полноватых некоторых наших сёстрах?.. У них, сердечных, всё было написано на лицах.

Но слава Богу, по милости преподобного, никто из решившихся не застрял.

Я как сейчас помню эту пещерку, как бы уходящую ввысь, именно здесь осиял преподобного Божественный свет, о котором свидетельствовал ученик его Досифей. Эти камни, отшлифованные округлости помнят и словно источают нам благодатные прикосновения преподобного чудотворца, тепло его любви…

На следующий день, в третье посещение лавры, мы ранним утром, после полунощницы приложились к чудотворной Почаевской иконе, потом помолились за литургией… А затем, когда Валентина дала нам некоторое время для обретения Святой воды, масла, покупок в лавке, я, спохватившись, понял с огорчением, что оставил иконку в кармашке «вчерашней» безрукавки, не переложил… Эх ты, сказал я себе.

И вот, при прощаньи с Успенским собором, уже в притворе, за два шага до выхода, неожиданно обрывается у меня ручка пакета, в общем-то крепкого, не перегруженного. Я едва сумел подхватить, но пакет успел слегка стукнуться об пол. Думал, обошлось, но уже выйдя наружу, открыл и увидел, что раскололся один из пузырьков с маслом, освящённым на мощах преподобного Иова, так что оказались облитыми и некоторые новые иконки, что я приобрёл, и немного – книжицы.

Я поначалу огорчился, а потом вспомнил о «забываемой» иконке, как её облили маслом в Магадане, и подумал, что, может, за нерадение моё преподобный дал о себе знать, а может, освятил теперь уже «своим» маслицем всё, что я обрёл в Лавре, и дал понять, что помнит о своём приглашении, переданном через рабу Божию Галину двадцать лет назад… Может так, а может эдак, не знаю, но для себя я понял, что это было не просто так.

И сейчас, когда тыркаю пальцами по компьютерным клавишам, преподобный с той самой иконочки, поставленной напротив, смотрит на меня.

 

 

С ЮГО-ЗАПАДА – НА СЕВЕРО-ВОСТОК

 

Чудотворный Почаевский образ Божией Матери двадцать лет назад воссиял и на Северо – Востоке России. Это случилось, промыслом Божиим, стараниями тогдашнего епископа Магаданского и Чукотского Ростислава, в ноябре 1997 г., и это был год, когда исполнилось ровно 400 лет со дня перенесения иконы Анной Гойской в Почаевскую обитель! Это «совпадение» дорогого стоит.

До того больше года назад владыка Ростислав говорил в проповеди на праздник Покрова Пресвятой Богородицы о чудотворном образе Матери Божией, список с которого готовится для нас в далёкой Почаевской Лавре, на Украине… Мы тогда мало что о ней знали.

Всему своё время, и вот долгожданный день. В субботу, 15 ноября несколько машин, с милицейс­кой «мигалкой» впереди, тронулись в аэропорт – встречать Царицу Небесную.

Выехали с опозданием на час – ровно на столько задерживался самолёт. Этим добавленным часом открывалась нашему духовному взору цепочка неслучайных, конечно, событий, препровождавших принесение чудотворной иконы в Магадан.

Как мы потом узнали, сопровождавшие святыню епископ, ныне митрополит Тернопольский и Кременецкий Сергий (Генсицкий), вместе с помощником в сане иеромонаха, в это субботнее утро провели в обители молебен, приложив «нашу» икону к чудотворной монастырской, и приехали во Львовский аэропорт. Время вылета на Москву было рассчитано так, чтобы прилететь в столицу за несколько часов до рейса на Магадан.

Но всякое богоугодное дело не обходится без испытаний, без искушений. Они начали оформляться на посадку, но таможня неожиданно икону «тормознула», потребовав бумаг на разрешение вывоза её в Россию. По­ка разбирались, то да сё – самолёт ушёл.

Что делать?.. Владыка Сергий принимает решение лететь на Киев. Снова, спешно – сдача, покупка билетов, оформление, посадка… И при этом мысль: икону ждут в Магадане!.. Понятны волнения священнослужителей, но, как потом подытожил епископ Сергий – всё это случилось промыслительно.

По прибытии в столицу Украины, времени было столько до посадки на Москву, что успели съездить из аэропорта в Киево-Печерскую лавру и приложить, с молитвой, Почаевскую икону к чудотворному Успенскому образу Богородицы.

Сама Царица Небесная пожелала образу Своему магаданскому проследовать на Север от града Киева, где народ наш принял Святое Крещение. И уже отсюда, без всяких препон наши благодетели беспрепятственно вылетели сразу на Москву, где представитель областного полпредства попросил задержать на час вылет магаданского «борта», до прибытия киевского…

 

* * *

И вот авиалайнер бежит по полосе магаданского аэропорта, на фоне ещё не заснеженных сопок, разворачивается… Встречают Царицу Небесную в чудотворном образе Почаевском здесь же, на бетонке, все священнослужители епархии во главе с епископом Ростиславом, и вся верховная власть: губернатор В. И. Цветков, его заместители А.А. Лукина (наш недавний главред), И. А. Юров, управделами (и будущий глава области) Н.Н. Дудов, мэр Магадана Н.Б. Карпенко и др.

Самолёт встал, к нему быстро подкатывает трап, по которому поднимаются наши иеромонахи Силуан (ныне епископ Колпашевский и Стрежевской) и Амвросий, и через мгновенье в тёмном проёме вспыхивает, словно пылающая солнцем, икона в руках священнослужителей, которую они приняли из рук дорогих посланников.

Все увидели этот первый, необычайно яркий луч. Об­щий вздох… Священноиноки благос­ловляют иконой Северную землю, Колым­ский край, город Магадан, всех-всех нас… Отцы спускаются с иконой вниз, у всех радость необыкновенная.

«Благословен Бог наш, всегда, ныне и присно и во веки веков…» – начинает мо­лебен владыка Ростислав… А потом – го­рячие слова благодарственного приветст­вия.

– …Чудотворная икона Божией Матери пребывает в особой ризе, которая выполнена в виде солнечных лучей, – говорит епископ Ростислав. – И вот сегодня один из этих лучей достиг и нашей северной земли, и он будет согревать теперь наши сердца верой, любовью, и мы надеемся, что и молитвою братии Почаевской Лавры…

– Прибытие иконы Божией Матери По­чаевской, – говорит губернатор Валентин Иванович Цветков, – большое событие для духовной жизни Магадана, Колымы и Чукотки. Издавна известно, что обретение чу­дотворного образа всегда благотворно ска­зывалось на жизни территории или города, где это происходило. И сегодня уже всем стало ясно, что без духовного возрожде­ния народа, без духовного возрождения России невозможны никакие экономические преобразования, невозможен путь вперёд… То, что происходит здесь, отражает боль­шие перемены в обществе, в сознании лю­дей, говорит о том, что Россия жи­ва, что мы составляем единое целое, и на­ши духовные узы неразрывны. Магаданцы, северяне воспримут с большой радостью то, что произошло сегодня, и мы начинаем новый отсчёт времени с этой свя­той иконы…

 

* * *

Погода в середине ноября была для Магадана необычная – всегда к этому времени уже выпадал снег, а сейчас – морозная желтизна вокруг и тишина.

Чудотворный образ следует в губер­наторской машине сначала в Свято-Покро­вский монастырь, где начиналось возрождение духовной жизни в Магадане и состоялась первая Божественная литургия в день Рождества Пресвятой Богородицы 21 сентября 1989 г., потом – в кафедральный храм Святого Духа, где его встречали сотни горожан.

Молебен с сонмом священников правят епископы Ростислав и Сергий, народ с великой радостью молится, потом все с трепетом прикладываются к чудотворной иконе и к «Стопочке» – епископ Сергий привез в дар северянам и освя­щенное изображение Стопы Божией Матери, отпечаток которой чудесно запечат­лён на камне Почаевской горы.

Для владыки Сергия это был второй приезд в Магадан. Впервые он побывал здесь в сентябре 1993 года, когда сопровождал Патриарха Алексия II в поездке на празднование 200-летия Православной Церкви Америки. В составе делегации был и митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, будущий Предстоятель РПЦ. Делегации пришлось вскоре экстренно возвращаться, в связи с событиями в Москве, в начале октября.

Когда мы выходили из собора – ахнули: на земле уже лежал мягкий и пушистый покров, с неба падал в потеплевшем воздухе снег… Это тоже было – чудо.

 

* * *

«Стопа Матери Божией видимым образом коснулась нашей северной земли, – писал автор в репортаже в газете «Вечерний Магадан», – так же, как сияющий светозарный Покров Её зри­мо показался, будто развернулся в одночасье от юго-запад­ной окраины нашей Родины до северо-восточной – над всей страной, которая всег­да считалась Домом Пресвятой Богородицы. Почаевская Лавра была и остаётся форпостом Православия на Западе в течение многих веков, пребывая и сейчас в бушующем море духовной битвы.

Наша северная земля, обильно политая кровью мучеников, – такой же форпост, только с восточного края Православной Руси. Примечательно, что здесь живут многие укра­инцы, и Почаевский образ знаменует единство наших народов, под покровом Божией Матери, также как и всех многочисленных народов нашей страны. Глубокий промыслительный смысл имеет обретение чудотворной иконы имен­но сейчас, когда необходимо твёрдое, все­народное стояние за веру Православную – основу основ нашей духовной и истори­ческой жизни…

Удивительно, что Почаевский образ явился к нам в годовщину вступления в должность губернатора – день в день, хотя, конечно, никто этого заранее не планировал!.. Ровно год назад, на церемонии инаугурации, епи­скоп Ростислав благословил губернатора Библией, выразив надежду, что Священное Писание станет путеводным для его бу­дущей деятельности, во благо вверенных ему земли и народа… И как не увидеть особый знак Божьего Промысла в сте­чении всех этих обстоятельств…».

 

 

«СПАСЕНИЕ – В ДУХОВНОМ ЕДИНСТВЕ»

 

Так называлось интервью, которое мы сделали тогда с дорогим гостем, владыкой Сергием. Вот что он, в частности, сказал: «…Почаевская Лавра всегда пребывала на острие борьбы, которая шла между Востоком и Западом, была духовным форпостом, сохраняющим Православие от вековых притязаний католицизма. И сейчас мы переживаем тревожное время, но вместе с тем и радостное, потому что Матерь Божия не лишает людей благодатного покрова и сейчас, когда на Украине раздоры и расколы, даже в семьях… И то, что святы­ня Православия, Почаевская Лавра стоит несокрушимо – это величайшая нравст­венная, духовная сила, ко­торой живёт наш народ, и против которой ничего не могут сказать даже раскольники, потому что святыня свидетельствует сама со­бой: чудесами, благодатию… Если раньше у нас было мак­симум – до пятидесяти монахов, больше власти не разре­шали, не давали прописку, то теперь – полторы сотни братии, с послушниками… (Сегодня – более трёхсот. – С.Р.).

А в праздники у нас бывают десятки тысяч людей!.. Но с другой стороны, нелегко приходится почаевским монахам, всякое случается: бывают и провокации, и крайние националистические выпады, и неприязнь неко­торых структур власти… Нас называют порой «москаля­ми», предателями своего на­рода, ещё даже уп­рекают: как вы кушаете ук­раинский хлеб, как вы ды­шите украинским воздухом. При этом забывают, что такое была Киевская Русь!..

Нашлись даже такие люди, которые свидетельствовали в печати, будто бы в Почаевской Лавре нет ни одного украинца, что она выступа­ет против своего народа… На самом деле, в Почаевс­кой Лавре есть те ещё монахи, которые пережили последние гонения 60-х годов, которые по три раза сидели в тюрьме, чтобы остаться в родном монастыре. И они – украинцы. А есть и белору­сы, и русские, и они не раз­деляются, они не упрекают власть, они – терпят. И мо­лятся за недругов, чтобы Господь их вразумил. Вот это как раз – спокойное и ровное стояние Почаевской Лавры, и молитва не только за собратий, но и за недругов – это всё непонятно им, выбивает, образно говоря, из колеи, они не знают, что предпринимать. Были попытки физическо­го насилия.

На Лавру собирались ид­ти походом, звучали угрозы. В этом объединились все – и казачество участвовало, и интеллигенция, все, как го­ворится, слои населения, и раскольники, и униаты, и католики. Чем мы могли спасаться?.. Мы обратились, конечно, к молитве, и по благословению митрополита Киевского и всея Украины Владимира, по всей Украи­не, по всем нашим правос­лавным храмам был объявлен трёхдневный пост, мо­литва, и вы знаете – куда что девалось?.. Недруги рассеялись, Лавра стоит. И мы верим, что в этом стоянии духа, в стоянии силы веры – наше будущее. По­тому что нельзя отвечать на какое-то насилие, зло, не­приязнь – тем же. Наше оружие – это не человеческое, вне­шнее, но наше оружие – это быть с Богом. А Гос­подь силён сделать всё.

Можно вспомнить историю, когда в 1675 году к Лавре подступили турки, знаем, что из этого вышло… Огромное пятидесятитысячное войско, а тут – горстка монахов… Вот так помогает нам Матерь Божия.

И в 60-е годы спасала, так что не закрыли Лавру, при всех попытках. А ведь выносили монахов за руки – за ноги из монастыря, увозили их, и никто тогда не говорил, что это «моска­ли», не украинцы. А теперь, к сожалению, нам прихо­дится выслушивать упрёки. Но мы знаем, что наш удел – терпеть по образу Христа, и дай Бог нам претерпеть, дай Бог не озлобить­ся и сохранить веру, и жить ею.

И то, что икона Божией Матери пришла на вашу зе­млю – это опять же символ нерушимой силы духа, силы благодати. Матерь Божия сама вста­ёт на рубежи, Она пришла на Север как солнце, чтобы утешить, обогреть всех нас. Мы еди­ны под Покровом Матери Божией – от юго-западных рубежей до северо-восточ­ных. То­лько нам всем надо чувство­вать и понимать и ценить эту милость Божию, молить­ся Пресвятой Богородице.

И на Украине наши недру­ги знают, что мы духовно едины с Русской Церковью, и они понимают, что значит это единство, и они-то боят­ся его. Но этого боятся вра­ги – это не украинцы, это не патриоты, это люди, ко­торым чуждо вообще все святое (выд. мной. – С.Р.). И поэтому в нынеш­нее время спасение только в единстве духа, в единстве веры, в единстве той благо­дати, которой жила всегда Святая Русь…

И то, что ваше руководство вышло встретить икону, гово­рит о многом… Административ­ная власть осуществляет граж­данскую жизнь, руководит ею. Церковь осуществляет духовное окормление народа. Эта гармо­ния, симфония всегда была присуща Православию. Неслучайно ваш губерна­тор, Валентин Иванович Цветков на встрече иконы произнёс слова о том, что с этого момента начинается новый отсчёт времени… Са­ма Матерь Божия как бы встала на северо-восточном форпосте России. Она помо­гает нам, Она защищает нас и утешает, и если мы будем хранить веру православную, то есть подлинное, неиска­женное христианство, тогда Господь со своей Пречистой Матерью не оставят нас».

 

* * *

Слова владыки Сергия, произнесённые двадцать лет назад, звучат как сегодня, поэтому я и цитирую эту публикацию. Ситуация на Украине ныне значительно усугубилась, по сути идет видимая и невидимая гражданская война, в которой русские убивают русских!.. Сейчас я выделил в тексте слова, что враги России – это люди, которым чуждо вообще всё святое. (Вспомним дневник комбрига Алексея Мозгового, с ним можно ознакомиться в интернете). Они чрезвычайно актуальны ныне для понимания ситуации, и не только на Украине и в Донбассе…

Только недавно, готовя этот материал, я узнал, что ещё до приезда к нам, в начале 90-х при нападениях униатов и проч. епископу Тернопольскому и Кременецкому Сергию сломали ребра и руку…

Враг рода человеческого наслал убийц на ставшего христианином губернатора Валентина Цветкова – его застрелили спустя пять лет после встречи Почаевской, после начала строительства замечательного кафедрального Собора в Магадане, убили прямо в центре Москвы, на Новом Арбате, до сих пор неясно, кто был заказчиком.

 

* * *

Почаевская икона побывала во многих селах, посёлках и городах Колымы и Чукотки – огромной территории Северо-Востока России. Не однажды выезжал с иконой в самые отдалённые районы тогдашний настоятель Свято-Духовского храма протоиерей Сергий Барицкий…

И ныне каждое воскресенье в первом храме Магадана вечером собирается народ на особое богослужение – Почаевской иконе Божией Матери. Читается канон и поётся акафист Пресвятой Богородице, звучит Евангелие от Луки, потом поётся всеми коленопреклоненно общелюбимая молитва – «Царица моя Преблагая…».

Под эту молитву опускается вниз с самого верхнего яруса звездообразная икона, люди с благоговением восходят на солею, прикладываются к чудотворному образу, лобызают его, мамы подносят к Лику Преблагословенной своих детей, священник помазывает богомольцев елеем… Это всегда праздник.

Уже двадцать лет чудотворная икона пребывает с нами. Великая святыня и великая милость Божией Матери к нам, живущим на северо-восточных рубежах России.

 

* * *

В 2016-м году на Украине состоялся грандиозный Крестный ход, в котором участвовали более ста тысяч православных христиан. Одно шествие начало ход с востока, из Святогорского монастыря, расположенного в Донецкой области, и второе – с запада, из Почаевской лавры. Они сошлись, воссоединились в Киеве в день Крещения Руси, в день памяти великого князя Владимира.

Мы все видели, как пытались помешать этому Всеукраинскому Крестному ходу, но ничто не смогло остановить огромную массу людей – жителей Украины, желающих прекращения братоубийственной войны и насилия на своей освящённой земле. Народ православный однозначно выказал своё волеизъявление.

Снова, как и в прежние века, летели и летят «агарянские стрелы» от окружающих Православный мир «полчищ» недругов (в т.ч. информационных). Но мы знаем, что, отражённые Покровом Богородицы, они отлетают обратно и поражают тех, кто их отправляет. И что с ними будет, если не покаются, нам тоже понятно.

Что бы ни ждало нас впереди – мы победим, потому что победил Христос, а мы – с Ним. Только б в этой верности не отступиться.

 

г. МАГАДАН

 


Станислав Павлович Рыжов родился в 1946 году в Баку. Окончил журфак Ленинградского университета. С 1973 года живёт и работает в Магадане.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *