ЗУБНЫЕ ФЕИ

№ 2008 / 2, 23.02.2015


Как показывает практика, многочисленные литературные фестивали, поэтические альманахи, издаваемые по всей стране, и интернет-ресурсы никоим образом не сближают региональных авторов с московской аудиторией. Возможно, это вопрос масштабов акций, возможно – непопулярности вопроса (хотя, конечно, маловероятно, так о региональной литературе у нас сейчас не говорит только ленивый). Как бы там ни было, факт остаётся фактом: о том, что творится за пределами МКАДа, столичные любители поэзии по-прежнему знают крайне мало. Попытки культуртрегеров изменить ситуацию – лишь капля в море. С другой стороны, и этих капель могло бы не быть. Ожидать поэтического наводнения в Москве – дело бесполезное: не каждый регион может внятно доказать собственную литературную состоятельность (дело тут не в отсутствии дарований, но в отсутствии pr-агентов, которые особенно необходимы в области творчества: сам поэт, как правило, не интересуется такими низменными вещами, как продвижение самого себя, а ежели интересуется, то быстро превращается из поэта в дельца, что ещё плачевнее). Но если поэтического наводнения москвичам не видать, то на небольшие ручейки рассчитывать всё-таки можно: отдельные энтузиасты озадачены именно региональной литературой. Яркий пример – проект «Провинция показывает зубы», поставивший перед собой благородную цель: «Установление коммуникативных каналов между молодыми авторами из регионов и московской аудиторией, ознакомление аудитории с региональной спецификой и социальной проблематикой, помощь в самореализации региональным авторам». Зубными феями для провинциальных авторов стали Марина Дроговейко и Антон Васецкий. Стартовавший в октябре 2007 года этот проект уже познакомил московскую аудиторию с семью выдающимися поэтами из разных областей страны. Открыл поэтический сезон молодой автор из Переславля-Залесского, участник поэтического фестиваля «Пересечение» (2007 г.) Сергей Луговик.
Пожалуй, первое, что следует отметить относительно творчества этого автора – наличие собственной колеи, по которой поэт неуклонно движется вперёд. Понятие авторского голоса, столь редкое и столь ценное, на все сто процентов применимо к Сергею Луговику. Второе – оригинальность: банально-возвышенные величины Сергей наделяет нехарактерными качествами, отчего и звёзды, и вечность предстают перед читателем в новом свете. Метафоричность его стихов ни в коем случае не затрудняет процесс восприятия, напротив: механизация эфемерных величин, игра технических терминов, заплетённых в тугую косу с метафизическими понятиями, – всё это чётко укладывается в сознании, рисуя яркую, нетривиальную картину того, о чём рассказывает поэт. Работает это так: «от липкого слова музыки отделяется один слой / потом другой, / потом, в структурную чашу света впадает / тот, кто сам себя созидает, / в механические ячейки времени с головой / становится мягкий и неживой. / потом, возведённый в куб творит / электронно-вакуумные раи / шестерни вращают звёздные рукава, / в пределах лампочки в тридцать ватт / световые флаги плывут-плывут, / землю удерживая на плаву / этому миру скажут – быть / долгие звуковые столбы / электричество и пространство неделимо на ноль, / который на плоскости ползёт луной». Однако будет ошибкой считать, что технологичность является лейтмотивом творчества Сергея Луговика. Скорее – яростное нежелание воспринимать мир через затёртые формы: «из хорды метро выплывает пластмассовый шар, / в небо мраморное вкатываясь не спеша / переваливаясь с одного бока на другой, / поезд стекает в ад свинцовой рекой». Этот демиург, абсолютно не приемлющий штампов, выстраивает свои миры из всего, что попадается под руку. Однако результат созидания предсказать нельзя: исходные материалы слишком разнятся с готовым миром.
Провинция показывает зубы: как коренные, так и молочные. Сами организаторы проекта утверждают: «Главным критерием отбора являются талант и самобытность автора». Именно поэтому в Интеллектуальном клубе «Русского института», где проходят чтения, выступает и Кристина Богданова, никогда и нигде не публиковавшаяся, и вполне состоявшийся как поэт Сергей Ивкин. «Отличительной чертой проекта является отсутствие строгого формата, который отсекал бы участников по жанровым или стилевым особенностям». Именно поэтому такие разные авторы, как Андрей Черкасов (г. Челябинск) и Владимир Кочнев (г. Пермь) читали свои стихи для московской аудитории. Плетёная поэзия Кристины Богдановой из города Витебска Республики Беларусь, артикуляционно тяжёлая, направленная на то, чтобы с силой выбрасывать каждый слог в воздух. Между тем, у авторов есть и общая черта: высокое качество текстов присуще и Сергею, и Кристине.
Отдельный разговор о чугунной поэзии Андрея Черкасова, чьи стихи, на манер древних хроник, следует читать трижды, чтобы понять, о чём идёт речь. Суть не в герметичности символов, сложности построения фразы, строфы, суть в почти осязаемой тяжести каждого звука, который изначально лишь падает в ухо, и только через какое-то время конвертируется в осмысленный текст, обладающий, к тому же, художественной ценностью. Параллели и знаки, незаметные невооружённым глазом, разворачиваются в четырёхмерные картины. Часто – страшные. Как правило – невыносимо грустные, наполненные болью и одиночеством опыта. «дело в том что меня там нет / подброшенный мяч дождь превращает в звук / пустая резина падает мимо рук / спортивный воздух в горизонтальной летит волне / устаёт ложиться в красный песок / тяжело носить мумидол в локте / когда катится к сердцу придумывать имена костям / шептать я не выдам тебя властям / даже если полезут ондатры и муравьеды из этих стен / лучше я тебя съем / с утра утро дойдёт до лба / залепляя глаза и рот превращая лицо в лес / здесь не бывает никаких мест / вокруг кровати по часовой гуляет изнанка льва / и молчащий мяч тупо глядит окрест». Поэзия Андрея Черкасова похожа на неевклидову геометрию Лобачевского: не стоит представлять себе, как это работает – услуги психологов нынче стоят дорого, однако то, что это работает, отрицать невозможно. Особым моментом является то, что выступал Андрей в паре с Александром Маниченко, чьи стихи значительно легче и прозрачней: «послушай я скажу тебе на ночь кафку / что всё когда-нибудь становится правдой / что люди сыплются с неба вдрызг разбиваясь / октябрь не даёт спасения но стучится / приходит в чёрном своём пальто говорит подвинься / мне холодно за окном я привык по-царски / без всяких лезет под одеяло ещё подвинься / мне мало места мне одному здесь тесно / и так могу задышать задохнуться даже / выдохнуть не могу всё равно рассыплюсь / приходит в чёрном боишься да ты не бойся / ляг моя радость спи всё равно проснёшься». Совсем не похожие, эти челябинские поэты, оттеняя, выделяя жирным шрифтом стихи друг друга, расставляя индивидуальные акценты, исполняя собственные мелодии, всё-таки пели хором что-то абсолютно запредельное: вроде бы и какофония, но, почему-то, звучит органично.
Проект «Провинция показывает зубы» будет продолжаться до марта 2008 года. Это говорит о том, что московской публике дана возможность познакомиться с ещё многими интересными авторами, а у поэтов есть ещё шанс заявить о себе. Достаточно зайти на сайт http://community.livejournal.com/literclub/profile или прислать свою подборку на электронный адрес literclub@gmail.com. Маша
ГУСЕВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *