МоЯ перваЯ публикациЯ в «Литературной России»

№ 2008 / 14, 23.02.2015


Впервые я напечатался в «Литературной России» в марте 1976 года в дни работы VI Всесоюзного совещания молодых писателей. Я попал в семинар, которым руководили Николай Елисеевич Шундик, Лазарь Викторович Карелин, Майя Ганина и критик Иосиф Гринберг. Наверное, следует упомянуть и о моих товарищах по семинару. Большинство из них состоялось в литературе, а некоторые, как драматург Нина Садур, стали даже знаменитостями. В нашем семинаре участвовали Александр Иванченко, Александр Мурзаков, Анатолий Пшеничный, Марсель Галиев. В делегацию из Узбекистана меня включили в последний момент, по настоянию зав. отделом культуры ЦК ВЛКСМ поэта Василия Шабанова, хотя к этому времени я уже публиковался в альманахе «Родники», и у меня на выходе была первая книга.
Василий Шабанов, прекрасной души человек, занимался творческой молодежью страны, чуть позже он погибнет в Ашхабаде, он успел выпустить только одну поэтическую книгу «Вратарь». О Василии Шабанове я вспомнил не случайно. К тому времени, когда меня включили в список участников, все семинары были укомплектованы, а рукописи молодых раздали писателям за полгода до начала совещания. Шабанов при мне обзванивал руководителей семинаров, но никто брать меня не хотел, это означало – снова читать рукописи, писать заключения. Кто-то предлагал взять меня в свой семинар, но без обсуждения моих работ – на что не шёл я. Взял меня Николай Елисеевич Шундик, в то время он работал главным редактором саратовского журнала «Волга». Кстати, таких бездомных, как я, он приютил у себя в семинаре ещё шестерых. Семинар открывался через два дня, Шундик был в Москве, жил в гостинице «Россия», куда я и должен был доставить рукописи. Я знал о семинаре ещё за год и подготовился серьёзно. У меня было отпечатано и переплетено пять комплектов моих рассказов, все первые и вторые экземпляры, тогда ведь компьютеров не было.
Шундик принял меня радушно, но пожурил за неорганизованность. Но когда я объяснил, что в нашу делегацию включили только представителей титульной нации, он понял ситуацию сразу. Как видите, всё началось давно, до горбачёвских реформ. Шундик был глубоко интернациональный человек, хотя ныне это слово в хуле. Он отдал двадцать лет Чукотке как учитель, там же он сложился как писатель со своей темой. Его роман «Быстроногий олень» в те годы был на слуху или, как говорят нынче, слыл бестселлером.
Николай Елисеевич дал мне телефоны коллег по семинару и попросил завезти им рукописи немедля, если хочу всерьёз обсуждаться. Прошло много лет, и я могу сказать, что прочитали всё и внимательно только двое: Николай Елисеевич и Иосиф Гринберг, я это чувствовал по обсуждению. В первый же день, когда открывался съезд, я попался на глаза Николаю Елисеевичу, он неожиданно обрадовался встрече и сказал: «Вот ты мне и нужен. Отвези, пожалуйста, свой рассказ «Такая долгая зима» с моим предисловием в «Литературную Россию» Галине Васильевне Дробот, я с ней уже переговорил».
Конечно, я пулей вылетел из гостиницы «Юность» и через полчаса был в кабинете Галины Васильевны. Она встретила меня тепло, напоила чаем и провела по редакции. Представляя меня, говорила: «Вот Шундик уверяет, что прислал нам автора на долгие годы». Так оно и случилось, я опубликовал в «Литературной России» четыре рассказа, там же были рецензии на мои книги и упоминания обо мне. Наверное, я бы печатался там чаще, но я стал романистом, написал шесть романов и перешёл на страницы толстых журналов. Я сдружился со многими из газеты: Вадимом Дементьевым, Юрием Стефановичем, Андреем Яхонтовым и Андреем Кучаевым. С Галиной Васильевной я часто общался в Домах творчества. Ещё несколько слов о Н.Е. Шундике. Он дал мне рекомендацию в СП, опубликовал почти всех своих семинаристов в журнале «Волга», а позже, став секретарём СП СССР, не оставлял всех нас без внимания. Я рад, что оправдал его доверие и не обманул его ожидания.
Могу с твёрдой уверенностью сказать, что «ЛР» тех лет была трибуной молодых, а точнее – самой ёмкой площадкой для рассказа. Какие рассказы там печатались! Какие имена! Поистине – цвет советской литературы, и прежде всего русской.
В 1978 году в «ЛР» я прочитал первый рассказ оренбургского писателя Петра Краснова «Теплынь». Я был очарован слогом, музыкой, ритмикой текста, и хоть запоздало, через тридцать лет, пользуясь случаем, повторю свои слова, сказанные в тот же день в большой компании ташкентских писателей: «Я понимаю, что есть Юрий Казаков, застолбивший место кудесника слова, но прямым наследником своего учителя И.А. Бунина считаю только молодого человека по фамилии Краснов, сегодня опубликовавшего в «ЛР» свой первый рассказ».
Я всегда много читал, выписывал значимые журналы и убеждён, никто и никогда не начинал так ярко, как Пётр Краснов, которого в литературу благословила, как и меня, «ЛР». Я не ошибся, Краснов состоялся как один из крупнейших русских писателей ХХ века, жаль, что он достиг вершин к тому времени, когда рухнуло государство, и литература потеряла свое место в жизни народа, страны.
Несколько слов о И.А. Бунине. Последние годы, когда я бываю на Лазурном берегу, я всегда отправляюсь с супругой в Граас к Бунину. Найти виллу «Бельведер», где Иван Алексеевич прожил много лет, поверьте, нелегко. Но я нашёл. Рядом с виллой, чуть выше, в пяти минутах ходьбы, находится небольшой уютный парк, где Бунин бывал часто. Там есть огромный дуб, как говорят старожилы, ему 200 – 300 лет, и Бунин часто сиживал возле этого великана. Несколько лет назад русский врач по фамилии Габриэль Симонов, нынешний владелец виллы «Бельведер», председатель общества поклонников Бунина во Франции, поставил в этом парке, на свои средства, скромный памятник любимому писателю. Снимок этого памятника я предлагаю читателям «ЛР». Как сказал Габриэль Симонов: «Лазурный берег кишит русскими, но здесь, у Бунина, они бывают редко». Грустно.
Каждый раз, когда я приношу к памятнику цветы, невольно вспоминаю Петра Краснова, самого яркого продолжателя традиций великого писателя. И цветы я мысленно кладу не только от своего имени, но и от имени Петра Краснова, земляка, потому что я сам происхожу из оренбургских татар.
В дни юбилея газеты, открывшей мне дорогу в литературу, я желаю ей держаться, несмотря ни на какие трудности. Время литературы обязательно придёт, вернётся. Россия без литературы, без поэзии – нонсенс.
С уважением
Рауль МИР-ХАЙДАРОВ,
заслуженный деятель искусств, лауреат премии МВД

Рауль Мирсаидович Мир-Хайдаров родился 17 ноября 1941 года. Гордится своей принадлежностью к знатному татарскому оренбургскому роду. Окончил Актюбинский железнодорожный техникум и Алма-Атинский строительный институт. Автор многих романов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *