Ответ Р.Э. Арбитману

№ 2009 / 21, 23.02.2015

Ува­жа­е­мый Ро­ман Эми­ль­е­вич!
Ес­ли поз­во­ли­те, сна­ча­ла вы­ска­жу од­но за­ме­ча­ние об­ще­го ха­рак­те­ра. Я счи­таю, что фор­ма от­кры­тых пи­сем во мно­гом се­бя дис­кре­ди­ти­ро­ва­ла. От­кры­тые пись­ма, как мне ка­жет­ся, уме­ст­ны лишь в ис­клю­чи­тель­ных слу­ча­ях.

Уважаемый Роман Эмильевич!


Если позволите, сначала выскажу одно замечание общего характера. Я считаю, что форма открытых писем во многом себя дискредитировала. Открытые письма, как мне кажется, уместны лишь в исключительных случаях. Но вряд ли справочник «Литературная карта Саратовского края» представляет тот самый исключительный случай. Вы могли бы и без открытого письма изложить своё мнение в виде подробной аналитической статьи как краткой реплики. Уверяю, что ничто не помешало бы нам обнародовать ваши критические суждения.


Теперь по существу затронутых в письме вопросов. Не надо ловить меня на слове и обвинять в лукавстве или двойных стандартах.


Да, я по просьбе саратовских организаторов дней славянской письменности выступил на двух литературных встречах – в Саратовском социально-экономическом университете и в областной университетской научной библиотеке. В университете встреча свелась прежде всего к презентации второго тома хрестоматии саратовских писателей «На главной улице России». Вот к этой хрестоматии у меня действительно возникло очень и очень много вопросов. Но, каюсь, я не счёл возможным резко критиковать эту хрестоматию на торжественной встрече, поэтому в своём выступлении предпочёл её не заметить, а сразу перешёл к разговору о справочнике «Литературная карта Саратовского края». В основном о справочнике я говорил и в библиотеке.


Суть двух моих выступлений сводилась к тому, что инициаторы литературной карты предложили основу (подчёркиваю – основу!) писательского справочника, которая, естественно, нуждается в существенных дополнениях. Я, например, так и не понял, почему в разделы «На второй родине» и «Эпизод в судьбе» не попал великий пушкинист Ю.Оксман и поэт, чьи стихи ценила Ахматова, – Елена Тагер. Лично я совсем по-другому бы написал справку о Сергее Наровчатове. Мне странным показалось отсутствие в справочнике последнего редактора журнала «Волга» Алексея Слаповского. Изумило меня и невнимание составителей к группе саратовских поэтов «Кокон» (она в своё время очень сильно гремела). Никто мне так и не объяснил, чем не понравилась авторам карты молодой критик Марта Антоничева. Это то, что я увидел при первом, беглом знакомстве со справочником.


Вы, Роман Эмильевич, недостатков заметили больше. И вы в своих резких оценках данного издания, наверное, более правы, чем я. Но что мешало вам взять слово в библиотеке и поправить меня? Вы же предпочли, как в старые добрые времена, сразу взяться за открытые письма.


В заключение выскажу своё отношение к другой поднятой вами, Роман Эмильевич, теме обилия творческих союзов. Лично мне, например, без разницы, кто в каком писательском союзе состоит: левом, патриотическом, правом, демократическом или каком-то другом. Главное – чтобы качественными были тексты. Обидно, что на днях славянской письменности везде и всюду присутствовала только одна группа саратовских писателей, сплотившаяся вокруг фигуры Александра Амусина, и демонстративно отсутствовали две другие группы. Я считаю, что супруга саратовского губернатора делает большую ошибку, публично поддерживая лишь ассоциацию Амусина. Но это уже, Роман Эмильевич, ваши местные разборки. Кто бы чего нам ни шептал, мы в нашей газете будем продолжать печатать яркие статьи и Марты Антоничевой, и Елизаветы Мартыновой. А вот от создания корпункта «ЛР» в Саратове, который нам навязывает одна группировка, пока воздержимся, ибо не хотим, чтобы этот корпункт превратился в рупор одной из противоборствующих сил.


Не знаю, Роман Эмельевич, устроил ли вас мой ответ.


С уважением

Вячеслав ОГРЫЗКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *