Победоносный Жаланашколь

№ 2009 / 40, 23.02.2015

13 ав­гу­с­та 2009 го­да. На­хо­жусь на ле­че­нии в са­на­то­рии «Ду­б­ра­ва» ФСБ РФ, в Под­мо­с­ко­вье. Око­ло 18-00 по мос­ков­ско­му вре­ме­ни раз­да­ёт­ся те­ле­фон­ный зво­нок. В этот день, от­кро­вен­но ска­жу, я ожи­дал раз­го­во­ра о Жа­ла­наш­ко­ле






Участники дулатинских событий  полковник И.И.Петров (слева),  генерал-майор В.И.Колодяжный  (в центре) и подполковник  А.Я.Пашинцев.
Участники дулатинских событий
полковник И.И.Петров (слева),
генерал-майор В.И.Колодяжный
(в центре) и подполковник
А.Я.Пашинцев.

13 августа 2009 года. Нахожусь на лечении в санатории «Дубрава» ФСБ РФ, в Подмосковье. Около 18-00 по московскому времени раздаётся телефонный звонок. В этот день, откровенно скажу, я ожидал разговора о Жаланашколе и от сотрудников Пограничной службы ФСБ РФ, и от нынешних руководителей ветеранской организации, которым известно, что в августовские дни 1969 года я был в Уч-Аральском пограничном отряде и на заставе Жаланашколь, в частности. Но…


Поднимаю трубку и слышу:


– Говорит подполковник Шаповалов из Ушарала (так по-казахски сейчас Уч-Арал). Здравия желаю, товарищ генерал. Сегодня мы в отряде отмечаем сорокалетие Жаланашкольских событий. По вашему совету мы приглашали В.В. Пучкова (в период Жаланашкольских событий – командир взвода, младший лейтенант, награждён Орденом Ленина), но Владимир Викторович сообщил, что он по личным обстоятельствам, к сожалению, приехать не сможет. Был из участников Жаланашкольских событий подполковник, в те дни – старший лейтенант, В.Ф. Ольшевский. Он проживает в Алма-Ате. Из Москвы в отряде и на заставе никого нет…


Что касается «никого из Москвы нет», скажу ниже… А сейчас представлю читателям начальника Ушаральского погранотряда Е.В. Шаповалова. Родился в 1972 году, в семье потомственных казаков-переселенцев, до призыва в погранвойска проживал в Джамбульской области Казахской ССР. Окончил в 1994 году Высшее командное пограничное Алма-Атинское училище. В 2003 году с золотой медалью – Российскую Пограничную академию. Служил в основных структурных построениях погранвойск – заставе, погранкомендатуре, штабе погранотряда, его отделениях боевой подготовки, службы, был и начальником штаба. С 2006 года – начальник Ушаральского пограничного отряда. Вместе с женой Ириной воспитывает двух дочерей и сына…


Не буду пересказывать всего содержания нашего разговора с Евгением Валерьевичем, но сразу отмечу, что есть ещё в рядах защитников границы те, кто высоко чтит память пограничников старшего поколения, их выдающиеся подвиги.


10 сентября 2009 года мне пришла заказная бандероль от начальника Ушаральского погранотряда. В ней он прислал экземпляр газеты «Часовой Родины», посвященной 40-летию Жаланашкольских событий с их описанием на русском и казахском языках, открытку, выпущенную к 40-летию Жаланашкольских событий с их описанием, два вымпела, диск с перечислением проведённых мероприятий, свою цветную фотографию с дарственным автографом, знак «В ознаменование 40 годовщины Жаланашкольских событий» и удостоверение на моё имя, подписанное Председателем Совета Ветеранов ПСК НБ РК полковником Ш.Б. Бекбаевым.






Дулатинский рубеж
Дулатинский рубеж

В разговоре с Е.В. Шаповаловым узнал, что сопредельная сторона хорошо готовилась к 13 августа. По всему склону высоты Каменная, обращённому к нам, оборудована площадка с флагами и стягами, на которой размещены экспонаты (пока на расстоянии они нашим нарядам не видны). И что удивительным стало для меня – это приглашение посетить эту площадку нашим представителям.


Евгений Валерьевич по этому поводу сказал: «Я от приглашения вежливо, но решительно отказался. При очередной погранпредставительской встрече дипломатическим путём буду пытаться выяснить, какие же цели преследовали соседи, сделав нам такое «приглашение», хотя и сейчас уверен, что делалось это по заранее подготовленному плану и с совершенно определённой целью пропагандистско-психологического воздействия не только на своё население, но и на нас, их соседей».


Из разговора с начальником Ушаральского погранотряда узнал две новости. Одну приятную. Уже при Е.В. Шаповалове в 2006 году состоялось перезахоронение В.Рязанова с городского Ушаральского кладбища на его родину. Теперь остаётся так же решить судьбу и М.Дулепова. И вторую новость, для меня, как, полагаю, и для многих защитников границы, очень неприятную. Оказывается, высота Каменная, за которую бились советские пограничники 13 августа 1969 года и на вершине которой, совершив героический подвиг, погиб сержант Михаил Дулепов, теперь, как и остров Даманский в Приморье, уже не на территории СНГ – она передана соседям.


Этой новостью поделился с очень уважаемым мною руководителем армейских российских СМИ, и оказалось, что он об этом ничего не знал. Эту же новость от меня 30 августа 2009 года услышал и председатель Координационного совета Международного союза общественных организаций ветеранов (пенсионеров) пограничной службы.


Свой разговор с Евгением Валерьевичем я закончил такими пожеланиями. Первое. Продолжать всеми средствами пропаганды прославление героев Жаланашколя и тех, кто внёс свой вклад в эту победоносную ликвидацию вооружённого конфликта на восточной границе 13 августа 1969 года. Второе. Не допускать извращения истории лицами, которые, не участвовав в событиях, пытаются писать и говорить то, что им неведомо. И третье. Необходимо, даже спустя годы, снова вернуться к достойному вознаграждению тех, кто вписал эту славную страницу в историю погранвойск. О них автор этих заметок говорит при описании жаланашкольских событий в разделах «История награждения жаланашкольцев» и «Дальнейшая судьба жаланашкольцев». Инициаторами этого акта сейчас, после всего случившегося, твёрдо уверен, должны быть ушаральцы, которым с соответствующими предложениями надлежит обратиться к руководству ПС ФСБ России и ФСБ России для представления материалов в государственные органы, решающие вопросы о награждениях.


Теперь по поводу «никто не присутствовал на сорокалетии победоносного Жаланашколя из Москвы». Об этом надо сказать и потому, что на сорокалетие событий на Уссури или Даманском в марте 2009 года спецрейсом выезжала представительная московская делегация. Я, разумеется, никоим образом не против этой поездки. Только можно было бы, считаю, организовать её иначе и по составу пограничников, и – обязательно – с участием армейцев.






Подготовка оружия
Подготовка оружия

Сопоставляя то, что случилось на дальневосточной и восточной границе в марте 1969 года и то, что произошло в августе 1969 года, необходимо сказать следующее. Во-первых, два этих события в истории погранвойск несопоставимы по результатам. Если быть до конца объективным, то следует отметить, что на Уссури или Даманском 2 марта сопредельная сторона если не оказалась «победителем», то, по крайней мере, достигла своей цели, а именно: провела успешную провокацию – захватила остров Даманский, не допустила взятия в плен своих. Советская сторона, напротив, понеся большие потери в личном составе (только убитыми – 58 человек), допустила пленение своего раненого пограничника, тело которого с явными следами пыток и истязаний было передано несколько месяцев спустя. Успех в ликвидации провокации на Уссури был определён осуществлением залпового огня по решению армейского командования, конкретно – командующего Дальневосточным военным округом генерал-полковника О.А. Лосика с санкции руководящих органов страны 14-15 августа, а затем проведением войсковой операции силами погранвойск и армейских спецназовцев.


В пограничных ведомственных СМИ широко описывается лишь пребывание на 40-летии в Приморье представительной пограничной делегации. Это уход от правды!


Взять историю с выездом начальника Иманского погранотряда полковника Д.В. Леонова на остров Даманский. Известно, чем он закончился. Я целиком согласен с теми, кто считает, что начотряда совершил героический поступок, взяв на себя всю ответственность за ответ руководству страны на вопрос: «Есть ли провокаторы на Даманском после залпового огня?» Но в то же время я на стороне тогдашнего начполитотдела округа, генерал-майора А.Н. Аникушина, считавшего, что этот эпизод произошёл из-за нераспорядительности генералов (а это всё командование Тихоокеанского пограничного округа: начвойск генерал-майор В.Ф. Лобанов, начштаба полковник В.И. Константинов, замначвойск генерал-майор Г.П. Сечкин, начразведки полковник С.Г. Богатырёв. Из них в Иманском погранотряде непосредственно были начвойск и замначвойск) и двух представителей пограничного главка – начштаба генерал-лейтенанта В.А. Матросова, замнач ПУ погранвойск генерал-майора В.Т. Щура, которые, мягко говоря, уклонились от дачи ответа на звонок начглавка генерал-полковника П.И. Зырянова и просто не подошли к аппарату «ВЧ»-связи, которая в это время была подана на заставу Нижне-Михайловка.


А история с «леоновским танком»?! Ведь его не сумели вытащить на нашу сторону. Столь же безуспешным оказалось решение затопить его в протоке Уссури путём обстрелов из крупнокалиберных миномётов. А противоположная сторона в следующую ночь (и это после обстрела её позиций залповым огнём на всю её прибрежную полосу) успешно вытянула «леоновский танк» на свою сторону, установила его на платформу и потом целый год возила в самые отдалённые районы страны, конечно, в совершенно объяснимых пропагандистских целях.


Надо иметь в виду и то, что тело геройски погибшего полковника Леонова извлекли из подбитого танка не пограничники своими силами, а армейские спецназовцы, за что по достоинству были вознаграждены высокой государственной наградой.


Когда, уже в мою бытность начполитотдела войск Тихоокеанского пограничного округа (официально я принял эти обязанности по приказу 26 января 1970 года), мне довелось открывать музей во вновь построенном здании теперь уже заставы имени Ивана Стрельникова, то в числе экспонатов находились только материалы и документы о наших действиях. И ни одного не только экземпляра захваченного стрелкового оружия провокаторов, но даже их патронов.


А как решался вопрос с представлениями к высшим государственным наградам? До сих пор многие кадровые пограничники с осуждением вспоминают кадровиков.


Вот ещё один вопрос. Считается, что после героической гибели начальника Иманского погранотряда командование принял начполитотдела. И это, заметим, при действующем, хорошо подготовленном начштаба отряда, полковнике Б.В. Павлинове. Имеет хождение и такой миф, что будто бы заставой Нижне-Михайловка после гибели старшего лейтенанта И.Стрельникова стал руководить младший сержант. И это когда на месте событий находилось не менее десяти офицеров из управления отряда?! Или почему для этого нельзя было отозвать из отпуска штатного замполита заставы?


Или такой факт – о котором кое-кто пытается забыть, – как пленение раненого советского пограничника Акулова…


В моих заметках указаны лишь отдельные эпизоды, правда о которых нужна не всем. И в этих условиях понятно, что до сих пор множатся мифы по событиям на Уссури. Для этого, наверное, и была организована такая представительная делегация на их сорокалетие. Ведь всё по-другому произошло на победоносном Жаланашколе. В открытом бою, силами одной заставы и двух взводов мангруппы Уч-Аральского отряда на дальнем от управления не только округа, но и отряда участке границы было наголову разбито диверсионно-разведывательное подразделение провокаторов численностью 80 человек. Были захвачены трое пленных, с поля боя доставлены на заставу 20 тел убитых провокаторов. Заметим, что, отступая, сопредельная сторона с помощью подошедшего резерва унесла ещё не менее тридцати тел своих. Нашими трофеями стали более 40 единиц стрелкового оружия, две кинокамеры, три фотоаппарата, боеприпасы, даже фляги с недопитым спиртом, которым взбадривались нападавшие.


К чему я всё это излагаю? Чтобы современники знали, как реально развивались в 1969 году события на границе. Историю надо писать без мифов. Во всём нужна только правда.

Генерал-майор Игорь ПЕТРОВ

Один комментарий на «“Победоносный Жаланашколь”»

  1. Я сын участника боестолкновения на сопке Каменной, старшего лейтенанта Галицких Владимира Александровича, члена экипажа Ми-4 Уч-Аральской эскадрильи (в/ч 2177). Мне тогда было 10 лет, но я прекрасно все помню. Знал многих офицеров-жаланашкольцев, они жили в нашей пятиэтажке в Уч-Аральском ПО. Спасибо за ваше свидетельство, давно собираю материалы на эту тему. Моего отца в 2009 году тоже приглашали на 40-летие, звонил из Уч-Арала подполковник с казахской фамилией. Я тогда как раз был в Алма-Ате и взял трубку. Но отец уже был тяжело болен, лежал. И я сказал, что он приехать не сможет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *