Расшифрованный Мариенгоф

№ 2013 / 47, 23.02.2015

Впервые в России Анатолий Мариенгоф вышел в однотипно оформленных единицах. Презентация трёхтомника, составителем и автором предисловия к которому выступил Захар Прилепин, прошла в Москве осенью

Впервые в России Анатолий Мариенгоф вышел в однотипно оформленных единицах. Презентация трёхтомника, составителем и автором предисловия к которому выступил Захар Прилепин, прошла в Москве осенью, на Международной книжной ярмарке. Издание подготовил аспирант МГПИ, мариенгофовед Олег Демидов. С ним и поговорили.

Олег ДЕМИДОВ
Олег ДЕМИДОВ

– Олег, мои поздравления! С добротным изданием! Расскажи, какие трудности тебе пришлось преодолеть на начальном этапе работы?

– Самая большая трудность – это отношение к Анатолию Борисовичу Мариенгофу в обществе. Когда начинал разговор о нём с преподавателем кафедры – многие затруднялись, мол, это не моя тема. Кто-то сам интересовался, но не имел совершенно никакой информации, а кто-то попросту скептически смотрел на меня. Знаешь, некоторые величают себя ныне есениноведами, а на деле они – есенинолюбы. В этом всё-таки есть большая разница. Даже на лекциях младшекурсникам говорили: «Был у Есенина друг. Ну как друг? Такого друга и врагу не пожелаешь! Мариенгоф. Им, кстати, наш Демидов занимается. Больно мне интересно, что за диссертацию он напишет…» Это, конечно, трудности в рамках института…

– Добыча ране неопубликованных текстов – занятие трудоёмкое. Трёхтомник таковыми богат. С чего начинал?

– Поиск старых изданий и архивов… Начал я с малого: собирал по барахолкам и по антикварам книжки Мариенгофа и имажинистов. Удалось достать довольно редкие экземпляры по разумным ценам. Более того – удалось установить, что выходили конкретные издания. Начался поиск по библиотекам – не шибко много там хранится.

Тогда я и направился в архивы. В РГАЛИ собрано практически всё, но разбросано по разным фондам: что-то в фонде самого Мариенгофа, а что-то в фондах Н.Р. Эрдмана, М.Э. Козакова, Камерного Театра, Союза писателей, Союза драматургов и т.д. Чтобы понять, что необходимо в первую очередь – пришлось не один день просидеть за каталогами.

Когда наконец-то добрался до рукописей, обнаружил, что у Анатолия Борисовича был жуткий почерк! Жуткий почерк и безумно интересные письма, стихи, проза! Опять же – потребовалось огромное количество времени, чтобы всё это прочесть, расшифровать, отсканировать и перепечатать.

– Каким образом удалось найти издателя?

– После, когда благодаря тебе вышел на Захара, появился вопрос о том, где издать. Прилепин вывесил клич, где только можно. Посыпались отклики, да только всё не те: люди радовались, что наконец-то Мариенгоф будет издан и переиздан. А издательство помог найти Юрий Борисович Орлицкий: он сразу предложил «ОГИ», где работает его аспирант Денис Безносов (они, кстати, собираются издать детлит Мариенгофа); «Вита Нова», где работает Арсен Мирзаев, его хороший друг; и «Терру». Я обо всём этом написал Захару, а он взялся всё устроить.

Пока шло обсуждение договора между нами и издательством, я в спешном порядке добывал материал. Взял на работе две недели отпуска и потратил их на РГАЛИ. С утра до вечера, с открытия до закрытия перепечатывал, что можно было перепечатать, заказывал ксерокс менее удобных рукописей и машинописей.

– На презентацию трёхтомника в Москве я не попал, но уже держал в руках все четыре книги. Это здорово! Что скажешь сам? Всё получилось?

– Да. Собрание сочинений получилось добротным: в нём столько ранее не публиковавшихся материалов, редких фотографий, писем, целый рассказ!

У Мариенгофа, оказывается, есть опыт в короткой прозе – «Пирогов у Гарибальди». С ним вообще отдельная история. Я пытался его пристроить в «Новый мир», до выхода собрания сочинений, но Андрей Василевский отказал. Позже, когда наткнулся на письма Анатолия Борисовича, обнаружил, что и он в своё время пытался пристроить тот же рассказ в тот же «Новый мир», но у Тарасенкова, полвека назад. В итоге рассказ появится в толстом журнале, но менее именитом – в пензенской «Суре», спасибо В.А. Сухову.

– Что для профессионального мариенгофоведа Демидова наиболее любопытно в этом собрании сочинений?

– Безумно любопытны письма Мариенгофа к жене: именно благодаря им я узнал, о чём только догадывался. Что Мариенгоф общался с Глазковым, отцом «сам-себя-издата»! И они общались не где-нибудь, а на квартире у Бриков! Имажинист и неофутурист!

Что Мариенгоф очень тесно дружил с Барто и её мужем. На это указывала одна сноска у Бориса Аверина в комментариях к старой книжке АБМ, но этого было крайне мало. Теперь появились доказательства. И какие! Есть, конечно, у собрания сочинений и свои минусы: редко, но встречаются опечатки, можно было сделать не три тома, а четыре – так и получилось, в принципе…

– Задам тебе напоследок «журналистский» вопрос: твои творческие планы, Олег?

– Я уже точно знаю, где хранятся валики с голосом Мариенгофа, но пока никак не могу до них добраться. Работа, работа и ещё раз работа.

Не так давно отдал в Булгаковский дом небезызвестному Андрею Коровину пьесу Мариенгофа и Козакова «Золотой обруч». Там её читают, и, если она им понравится, будут ставить. Хотел бы взяться за книжку о Мариенгофе из серии ЖЗЛ, но сейчас не потяну. Работа съедает время.

Одна знакомая девушка подготовила к выпуску книгу сценариев Эрдмана. Думаю вместе с ней подготовить его собрание сочинений. У них с Мариенгофом, кстати, был сценарий на мультфильм! Он также хранится в РГАЛИ Удивительная вещь!

Но это всё планы на будущее…

Беседовал Дмитрий ЛАРИОНОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *