СТО ШАГОВ К КАЙСЫНУ

№ 2016 / 34, 04.10.2016

В мире существует много разных «стен». Великая китайская стена в Китае, Стена плача в Израиле, Кремлевская стена в Москве на Красной площади, Стены Вавилона, Стена желаний и Стена Цоя в Москве и других городах и др. Все стены несут свою особенную смысловую нагрузку, выполняя миссию сохранения памяти живущих и будущих поколений.

Близкими по своему функциональному значению для нашей темы являются Древнетюркские каменные литературные памятники (орхоно-енисейская культура), представляющие собой некий цельный комплекс.

Тюрки, освободившись от Китая, восстанавливали свою государственность в виде Восточнотюркского каганата (682 — 745 годы) с центром на реке Орхон. Именно на этой территории, как считают ученые, найдены наиболее ранние памятники тюркской руники, относящиеся ко Второму тюркскому каганату. В 1893 году датскому ученому-лингвисту Вильгельму Томсену удалось сделать великое научное открытие — установить значение знаков алфавита орхонского письма, выбитого на камнях. Однако вопрос о жанровой принадлежности произведений древности долго еще оставался открытым. В 1965 году своей книгой «Поэзия древних тюрков VI-VIII веков» И. В. Стеблева весьма неожиданно опровергла устоявшийся в науке взгляд на древнетюркские надписи как на прозаические тексты, не имеющие отношения к литературе, и онибыли признаны поэтическими произведениями.В числе этих литературных памятников были поэмы «Кюль-Тегин» («Большая надпись»), которая дошла до наших дней в каменных надписях и поэмы «Бильге-каган» («Малая надпись») и «Тоньюкук». Свое открытие И.В.Стеблева подтвердила и последующими изысканиями в своей книге «Поэтика древнетюркской литературы и ее трансформация в раннеклассический период», вышедшей в 1976 г.

И. В. Стеблева прочла рунические строки как систему строфем, как поэтическое произведение. Стихотворная реконструкция древнетюркских текстов была подкреплена строгими научными переводами (кстати, именно они легли в основу художественного перевода), снабжена исследованиями композиции и самого стиха памятников. Таким образом, первым древнетюркским поэтом был назван Йолыг-тегин, автор «Большой надписи в честь Кюль-тегин».
Кюль-тегин (684-731 гг.) – выдающийся военачальник древнетюркского государства и государственный деятель, младший сын Кутлуг (Ильтериш)-кагана. Поэтический образ батыра Кюль-тегина в древнетюркском эпосе идеализирован и изображен как непобедимый воин. О героических подвигах воина, батыра рассказывает его старший брат Бильге-каган, при дворе которого служил Кюль-тегин. Из его слов мы узнаем о детстве героя, его матери, воспитавшей в нем дух воина-защитника.

В семь лет осиротел, а в десять лет уже

Он именем мужским был назван: «Кюль-тегин» 

Подобная Умай, мать счастлива была,
Что он мужчиной стал, что воином он стал.
Рано вступает Кюль-тегин на поле брани.
В свои шестнадцать лет мой младший брат ходил
С войсками, что водил наш дядя,  и в боях
Он подданных и власть кагану добывал.

Kaysyn1

Эпитафия Кюль-Тегину

 В 2012 году группа представителей балкарской интеллигенции решила реставрировать домик в Верхнем Чегеме, ауле Эльтюбю, где родился выдающийся балкарский поэт – лауреат Ленинской и Государственных премий СССР и России – Кайсын Кулиев. В ходе реставрационных работ была выдвинута идея увековечивания памяти Кайсына Кулиева оригинальным проектом – каменной стеной с начертанными на мраморе стихами поэта на балкарском и русском языках. У балкарцев каменная кладка традиционно считалась искусством. Такими были башни и древние склепы (кешенеле) в Чегемском ущелье.

Kaysyn2

Средневековые могильники-склепы (кешенеле) в Чегемском ущелье

 Проект должен был воплощать «Сто шагов к Кайсыну» – «народную тропу», которая ведет к отцовскому дому поэта. Специально с этой целью, был создан Фонд помощи сохранению памятников истории и культуры, который возглавил инициатор работ, общественный деятель Хадис Тетуев. По замыслу авторов это должен был быть общественный проект без использования бюджетных средств т.е. «народный памятник», как и А.С.Пушкину в Москве. Так стартовал проект «Сто шагов к Кайсыну», что означало сто стихотворений к столетию поэта. Были отобраны соответствующие стихи поэта и высказывания известных людей о нем. Среди них Б. Пастернак, Н.Тихонов, А.Фадеев, Е. Евтушенко, Д. Кедрин, Ч. Айтматов, М.Дудин, Мустай Карим, А. Дементьев и др. Начались: сбор пожертвований, проведение благотворительных концертов и строительство самой стены. В возведении Стены участвовали все желающие. Они по кличу руководителя проекта Хадиса Тетуева через интернет или по телефонным СМС добирались своим ходом или автобусами, арендованными через Фонд организованно до Верхнего Чегема (60 км. от Нальчика по горной дороге). В основном это были выходные или праздничные дни. Эти, «рабочие дни» у Стены проводились согласно древней балкарской традиции – «изеу», что означает добровольную, безвозмездную помощь односельчанам при выполнении трудоемких работ (строительство дома или каменной ограды для него, помощь на сенокосе и уборке урожая и т.д.). Собранные Фондом деньги платились за гранитные плиты, привозимые издалека и их обработку, за машины и технику. Многие профессиональные каменщики, работая в выходные дни, от них отказывались. Таких «изеу-дней нарядов» за 3 года было очень много. Как мне рассказывали участники этих субботников и воскресников, они с нетерпением ждали очередного выхода на работу, ибо очень хотели увидеть результаты своего труда. Среди этих добровольцев, выполнявших, фактически работу разнорабочего, собиравших в самосвалы камни из речки Жылги, поднимавших и устанавливавших гранитные глыбы, готовивших раствор, были врачи и адвокаты, судьи и поэты, артисты и работники телевидения, инженеры и чиновники и представители других профессий.

Kaysyn3

Изеу – балкарский субботник на стройплощадке «Сто шагов к Кайсыну»

 Молодой парень, сын архитектора Тахира ХуламхановаМурат, в свободное от работы время, с друзьями спускал в подвал собственного дома эти здоровенные гранитные плиты (125 шт.), и после своей основной работы писал на них методом компьютерной графики стихи Кайсына и другие материалы. Насколько же нужно беззаветно любить своего поэта, чтобы годы собственного труда безвозмездно отдать на увековечивание его памяти! Это ли не пример многим, молодым и немолодым людям? Строительство Стены было закончено к ноябрю 2015 г. Тогда и состоялось открытие этого литературного музея Кайсына Кулиева под открытым небом, приуроченное ко дню рождения поэта.

Kaysyn4

Стена Кайсына готова. Вдоль неё задумчиво идет Председатель Союза писателейКабардино-Балкарии Муталип Беппаев, который в роли разнорабочего сам участвовална балкарских субботниках по возведению этой Стены.То ли он вспоминает самоотверженную работу своих земляков, то ли задумался над новым стихотворением, посвященному Мастеру и его Стене.

 Как отмечают авторы народного проекта, он явился «…выражением любви и признательности поколений великому сыну балкарского народа Кайсыну Кулиеву. Комплекс сооружен на добровольные пожертвования отдельных граждан, целых родов и различных организаций, при активной поддержке местной администрации Верхне-Чегемского сельского поселения. Множество людей, от мала, до велика, приняли личное участие в строительных работах».

Kaysyn5

К.Мизиев с руководителем проекта Хадисом Тетуевым (слева)

 Стена тянется от крутого берега маленькой речки Жылги к мемориальному домику, где родился поэт. Это 350-метровая каменная кладка, где в нишах установлены мраморные плиты с высеченными на них стихами классика балкарской литературы. В них затронуты темы Родины, матери, добра и зла, дружбы, жизни горцев, а также высказывания о нем 25 известных людей. Руководители Фонда еще не дали официального названия этой стене, но уже появляются материалы в прессе, где её называют: «Поэтический мемориал», «Великая балкарская стена», «Поэтическая стена Кайсына», «Мемориальная стена Кайсына»… Есть предложения назвать ее «Приют Кайсына», «Привал Кайсына» и т. д.

Kaysyn6С этой стелы началось строительство Стены

 Стена будет органично включена в мемориальный комплекс музея-усадьбы Кайсына Кулиева. Облагораживанием территории комплекса и сакли, в которой родился Кайсын, занимается род Кулиевых. Об этой сакле говорил ленинградский поэт Михаил Дудин в своем стихотворении:

Кайсын, мне хочется в Чегем,

Под своды старой сакли.

Там угли в низком очаге

И хворост не иссякли.

Планируется, что мемориальный комплекс в Верхнем Чегеме будет работать как филиал музея Кайсына Кулиева в городе Чегеме, руководит которым племянница поэта Фатима Кулиева.

Kaysyn7 В этой сакле родился будущий великий поэт Кайсын Кулиев

Вот как сказал поэт о той земле, о той сакле, о той тропе, о той речке, вдоль которой протянулась Стена его имени: «Предки наши жили здесь издавна… Мне здесь дорог каждый камень, дерево, тропинка, родник. Здесь жили дорогие мне люди — мой отец, моя мать, братья. Мне кажется, что следы от их ног остались навек на этих тропах, словно их не могли смыть дожди многих лет. Здесь я впервые увидел снег на горе и дождь над отцовской саклей, облака над дорогой, звезды над аулом, лунный свет на скалах, рассвет в окне, закат на белых хребтах, похожий на цвет зрелого кизила, будто сказочный великан залил снега красным вином. Здесь на коленях матери, прижавшись к ее теплой груди, я засыпал счастливым детским сном. Все у меня отсюда — жизнь и песня. Чегем — мое начало, мой исток. Здесь я сложил первый свой стих, сложу и последний».

 * * *

Кайсын Кулиев родился 1 ноября 1917 года в Верхнем Чегеме, в ауле Эльтюбю.

Я в том ауле был рожден когда

Шесть дней до революции осталось,

писал поэт. Рано потеряв отца, он провел трудное детство. Первые стихи будущий поэт написал в 10 лет, а уже в 17 стал печататься в газетах. В 1935-м поступил в Театральный институт (ГИТИС) в Москве и одновременно посещал лекции в Литературном институте. В 1940-м, вышла его первая книга стихов «Здравствуй, утро!». В том же году был призван в ряды Красной Армии, служил в парашютно-десантной бригаде, а с началом войны воевал в Латвии, под Орлом, где был ранен и попал в госпиталь. «Ваши стихи — крупные снаряды по врагу, потому что они поднимают ярость народа, гнев и ненависть против гитлеровцев, – писал поэту об этих стихах сотрудник аппарата Союза писателей СССР А.Деев. В Чебоксарах на больничной койке он по радио услышал свои стихи в исполнении знаменитого артиста Качалова. После выписки из госпиталя, Кулиев приезжает в Союз писателей СССР в Москве. Его председатель Александр Фадеев распорядился организовать большой творческий вечер молодого балкарского поэта (а ему тогда исполнилось всего лишь 25 лет), а сам в своей записной книжке написал: «Прекрасный балкарский поэт Кайсын Кулиев. Подлинный горец и подлинная поэзия.». На этом вечере выступили тогдашние знаменитости – сам Фадеев, Константин Симонов, Борис Пастернак, Николай Асеев, Самед Вургун и др. Первые его переводы на русский язык читали Вера Звягинцева, Дмитрий Кедрин, Михаил Зенкевич, Мария Петровых.

Александр Фадеев, на должности руководителя Союза писателей СССР, должен был помогать и поддерживать членов тогда еще немногочисленного литературного цеха и выполнять директиву Сталина 1942 года о том, чтобы беречь членов писательского союза (Кулиев вступил в него в 1938 году), запретить отправлять их на фронт, на передовую, а поручать им работу во фронтовой печати, где специально для этого вводилась должность «писателя»!.. Именно благодаря этой директиве, Фадеев, Тихонов,Симоноввыбили разрешение молодому поэту не отправляться на фронт. Кайсын на это сказал: «Я не могу оставаться в тылу, когда мои братья сражаются в Сталинграде». Был найден компромисс, и согласно директиве Сталина, он отправился на фронт корреспондентом боевой газеты «Сын Отечества».

В те же годы должна была выйти книга стихов «Горы», которой до издания уже прочили Сталинскую премию, но она не вышла из-за депортации балкарцев.

После ссылки своего народа Кулиев разделил участь балкарцев, хотя через Сталина руководство Союза писателей СССР «выбило» ему разрешение остаться в любом городе Союза, кроме Москвы и Ленинграда. Поэт выбрал добровольную ссылку, несмотря на то, что за это он мог поплатиться. В те тревожные времена находились «доброжелатели», которые говорили: он идет поперек решению Сталина – он ведь указал ему где жить, а Кулиев поехал к своему народу-спецпереселенцу в Среднюю Азию. Но были поэты, которые не боялись оказывать доброе отношение и помощь Кулиеву. Это были Николай Тихонов и Борис Пастернак. И в какое время!.. Когда балкарцы, а вместе с ними и Кайсын были выселены с родной земли, они считались, чуть ли не все поголовно врагами народа. Кулиева ценили за выдающийся талант, который был виден даже через подстрочники стихов. Пастернак называл его кавказским Есениным и глубоко сочувствовал гонимому поэту. А вот Александр Фадеев, который оказывал молодому Кулиеву всяческую поддержку и, может быть, даже сохранил ему жизнь, не отправляя на действующий фронт, изменил свое отношение к нему. Когда один из киргизских руководителей Союза писателей встретился с Фадеевым в Москве, тот спросил: – Как там Кулиев? И когда, был дан ответ, что Кулиев устроен, возглавляет русскую секцию в писательской организации, Фадеев рекомендовал уволить его с этой работы. Несомненно, здесь сказалась обида Фадеева за то, что Кайсын ослушался его и Сталина и уехал к своему народу.

Безмолвный в плане издания своих книг, Кайсын Кулиев, лишь в мае 1956 года, после возвращения балкарцев на историческую родину, заговорил во весь голос и напечатал в Москве сначала книгу стихов «Горы», затем — «Хлеб и роза». Один за другим выходят его поэтические сборники «Раненый камень» (Государственная премия России, 1966г.), «Книга земли» (Государственная премия СССР, 1974г.) и другие. В 1990г. поэту посмертно была присуждена высшая литературная награда страны – Ленинская премия. Творчество Кайсына Кулиева отличает то, что его стихи одинаково сильны и на родном языке, и в переводах. Поэт скончался в 1985 году, на 68-м году жизни. К.Кулиев долг поэта видел в том, чтобы быть в ответе за судьбу всего человечества, что подчёркивает общечеловеческую, общемировую значимость поэзии балкарского поэта. Это тонко оценила и передала Премьер-министр Республики Индия Индира Ганди в своем выступлении в 1976г.:«Жертвы, принесенные советским народом, во имя зашиты своих идеалов, обусловили его горячее стремление к миру. Испытав на себе все ужасы войны, он, естественно, ненавидит ее. Как справедливо сказал поэт Кайсын Кулиев: «Каждая пуля на войне поражает одну цель — сердце матери». Кайсын Кулиев, обнимая своей поэзией весь мир, в то же время имел право сказать и обратное: 

Не станет людям веселей,

От показного молодечества.

Легко любить всё человечество,

Соседа полюбить сумей.

 Именно эти строки цитировал в одном из своих выступлений Президент России Владимир Путин.

 Из-за отсутствия в произведениях Кулиева присущих многим льстивых «ура-патриотических» стихов, один из членов тогдашнего Политбюро укоризненно заметил: то, о чем писал Кулиев, могло появиться и во времена Гомера! «Между прочим, наилучший из комплиментов. И – чистая правда: я, кажется, только однажды в кулиевских книгах повстречал слово «партия», – утверждал критик Станислав Рассадин. Его стихи всегда шли от сердца. Он не умел мыслить плакатно.

 «Проект «Сто шагов к Кайсыну» был продиктован самой жизнью и историей балкарского народа. Народ, отстоявший свою свободу, народ не сломленный, народ, изгнанный со своей земли и вернувшийся и продолжавший созидательную жизнь, народ и его представители у которых не иссякла людская доброта, и щедрость человеческой души, они как искры светят и дают тепло и надежду на будущее моего народа. И народ обязан был выразить себя, и это выражение любви состоялось в имени одного из лучших сынов Балкарии – Кайсына Кулиева. «Сто шагов к Кайсыну»  это еще праздник народа, непобежденного и не потерявшего свой дух,  говорит руководитель проекта Хадис Тетуев.

 «Его (Кайсына – К.М.) природный талант, взрывной, восторженный характер оставили такую память, которую не утерять и за двадцать лет. Артистичный от природы, с обликом поэтического небожителя и одновременно по-крестьянски земного человека, Кайсын Шуваевич в поэзии создавал поистине чудесные картины, мог воспеть любую природную частность, малость, передать настроение, тонко и грациозно выразить свои чувства и подвести читателя к совместному восторгу открытия. Кулиев был самоуглублённым лириком, акварельным художником, тонким графиком.

 Даже драму своего народа он выразил в образе «раненого камня», так и назвав одну из своих лучших книг. И, как большой поэт, в этой метафоре не сосредоточился на том, что жгло страшной обидой память, а расширил свой поэтический символ на всю историческую судьбу балкарцев, на их труд и повседневное существование. Раненый – это, ведь, не убитый, не погибший, не забытый… Излечить этот камень, совершить свой, только ему доступный, сизифов труд и взялся в творчестве Кайсын Кулиев. Он, Кайсын Кулиев, был и оставался в поэзии плоть от плоти таким же погонщиком мулов, чегемским чабаном, строителем-каменщиком» (Вадим Дементьев).

Kaysyn8 Укладка стелы со стихотворением «Земля моя» в нишу.

Эту фотографию авторы проекта назвали: «Руки».

 Его земляки, строители-каменщики вложили свой тяжелый труд в Стену его имени, а другие, не умеющие их класть, но собравшие те круглые, красивые «раненые» камни, которых точила вода Чегема, по которым быть может ступала нога самого опального поэта, собирали их в русле воспетой им речки Жылги и погрузив в самосвалы привозили на стройплощадку для возведения памятной Стены.

 Мы уверены, что «народная стройка», закончившаяся возведением мемориальной Стены Кайсына Кулиева в Верхнем Чегеме, затерянного в верховьях сурового и красивого Чегемского ущелья, является уникальным, не имеющим аналогов в мире, архитектурным ансамблем и литературным памятником, сотканным из «раненого камня», который он воспел в своих стихах. Для любителей культуры, литературы, а особенно поэзии  Стена Кайсына Кулиева, мы уверены, станет местом поклонения выдающемуся поэту и его поэзии, символом его единения со своим народом и народами всей нашей многонациональной России. Уверены, что она станет туристической литературной Меккой нашей страны.

 Имя любимого поэта бережно хранят как у него на родине, так и в других регионах России и за рубежом. Имя Кайсына Кулиева в Кабардино-Балкарии носят: проспект и Балкарский драматический театр в Нальчике, улица в Чегеме на которой находится Дом-музей поэта, Благотворительный фонд при музее, школа в селении Нижний Чегем, улица в г. Прохладном, горный пик в урочище Башиль, дворец культуры в городе Тырныаузе, село и пик на Алтае, улица в столице Ингушетии Магасе, а также за рубежом: улица и библиотека в Бишкеке (Киргизия), улица в Ашхабаде (Туркменистан), школа и музей в Индии, парк в столице Турции Анкаре. В этом ряду и появилась новая достопримечательность, литературный музей под открытым небом – Поэтическая стена Кайсына Кулиева в Верхнем Чегеме, по которой через несколько столетий будут изучать историю карачаево – балкарского и русского языков, как изучали в свое время древнетюркские памятники.

Kaysyn9

У Стены посадили деревья, и она получила «вечнозеленый пояс»


ВМЕСТО ЭПИЛОГА (ПОСЛЕСЛОВИЕ)

 Считаю, что надо дать обобщающую оценку существующим «стенам»  этим творениям человеческого ума и сердца. Все они, являются архитектурными сооружениями, представляют собой произведения искусства, а также явления сакрального смысла и порядка. Одни из них являлись оборонительными сооружениями (Великая китайская стена, Стены Вавилона,), другие воплощают или воплощали политические реалии (Стена Коммунаров, Берлинская стена). Третьи были порывом народной души к своим кумирам (Стена Цоя), четвертые своим мечтам и душевным эмоциям (Стена желаний). Особое место занимают древнетюркские памятники, которые являются литературными произведениями с идеями сплочения, единения тюркского народа, совместной борьбы против внешних врагов, к соблюдению древних обычаев. Одновременно они являются и эпитафиями. Поэтому у них есть родство и с многочисленными надгробными памятниками по всему миру, на которых в стихотворной форме содержится информация о деяниях этих, быть может, и не очень известных, большому кругу, людей.

Стена Кайсына Кулиева стоит особняком среди этих памятников. Во-первых, нет аналогов в мире. Во-вторых, это народная инициатива, она создана нашими современниками на наших глазах. Будучи единым архитектурно-литературным ансамблем, созданным по проекту Фонда «Сто шагов к Кайсыну» (руководитель Х.Тетуев, архитектор М.Гузиев) считаю, что Стена должна быть выдвинута на соискание Государственной премии России. Думаю найдется не одна организация, которая представит этот уникальный памятник на суд комитета по госпремиям. Также необходимо ходатайствовать, чтобы проект был внесен в список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО. Он полностью соответствует следующим критериям отбора объектов для ЮНЕСКО: пункт II. Объект представляет важное взаимодействие человеческих ценностей, в течение определенного периода времени или в рамках культурного района мира, о событиях в архитектуре или технологии, монументального искусства, градостроительства или ландшафтного дизайна; Стена соответствует и следующему пункту Критериев: VI. Объект должен быть прямо или косвенно связан с событиями или существующими традициями, с идеями или верованиями, с художественными и литературными произведениями, имеющими выдающуюся универсальную значимость.

Каншаубий МИЗИЕВ

г. НАЛЬЧИК

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.