Я БЫ ХОТЕЛА ЖИТЬ С ВАМИ В МАЛЕНЬКОМ ГОРОДЕ…

№ 2017 / 12, 06.04.2017

Этими словами Марины Ивановны Цветаевой названа открывшаяся в Ставропольском государственном историко-культурном и природно-ландшафтном музее-заповеднике им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве выставка, посвящённая 125-летию со дня рождения великого русского поэта.

«Я бы хотела жить с вами в маленьком городе…», – написала как-то Марина Ивановна, возможно, обращаясь и к обитателям провинциального губернского Ставрополя, в котором никогда не была, но спустя 125 лет после своего рождения обрела с ним прочную связь.

Не могла эта связь родиться без участия Елабужского государственного музея-заповедника, ставшего одним из организаторов выставки. Именно щедростью и стараниями сотрудников Елабужского музея в Ставрополе можно увидеть подлинные документы из цветаевского архива.

DSCN4462

По словам замдиректора по научной работе Елабужского музея-заповедника Александра Деготькова, в Ставрополь привезли самое сокровенное, что связано с именем поэта – более двухсот экспонатов. Единственное, наверное, о чём могут пожалеть местные жители, о том, что на выставке представлена лишь копия записной цветаевской книжечки. Но ничего не поделаешь – в Елабуге дали слово, что оригинал никогда не покинет их города.

DSCN4426

Наиболее подробно представлен елабужский период жизни поэта – эвакуация, пребывание в доме семьи Бродельщиковых, поездка в Чистополь, трагическая развязка. Об обстоятельствах тех дней рассказывают документальные свидетельства, например, посмертные записки Марины Ивановны, письма, дневники её сына Георгия Эфрона, воспоминания жителей Елабуги.

Дополнением к выставке, внёсшим свой неповторимый колорит, стала каллиграфия Елены Дербиловой и работы под общим названием «Окрыления Марины Цветаевой» – цитаты поэта в оригинале и на немецком языке на крыльях птиц-оригами.

DSCN4639

DSCN4640

Вообще-то традиция Цветаевских костров зародилась в городе Тарусе Калужской области и насчитывает уже более тридцати лет. В ноябре 2009 года своеобразную эстафету от немецкого города Людвигсбурга, где огонь в память о поэте горел уже трижды, принял Пятигорск. Уголёк последнего костра привезла тогда на Северный Кавказ Наталья Петрова, постоянная участница праздников в Людвигсбурге.

Цветаевские костры горят по всему миру, и их участники непременно вспоминают эти поэтические строки:

Птица-Феникс я, только в огне пою!

Поддержите высокую жизнь мою!

Высоко горю – и горю дотла!

И да будет вам ночь – светла!

DSCN4619

Экспозицию выставки наряду с экспонатами Елабужского музея-заповедника составили материалы Вашингтонского музея русской поэзии и музыки Юлия Зыслина, а также бесценные реликвии из личного архива профессора Вячеслава Головко, который переписывался и не раз встречался с Ариадной Эфрон и Анастасией Цветаевой, дружил с поэтом Виктором Боковым, оставившим поэтические свидетельства того, как вместе с Борисом Пастернаком 8 августа 1941 года провожал на московском речном вокзале Марину Ивановну и её сына Георгия в Елабугу, в эвакуацию.

К слову, многие из экспонатов Вячеслава Головко легли в основу его книг «Через Летейски воды…» и «Далёкие и близкие», увидевших свет в 2007 и 2013 годах.

В 1932 году в своей знаменитой статье «Поэт и время» Марина Цветаева писала, что лучше всего поэт послужит своему времени, когда даст ему через себя сказаться.

– Время – одна из доминантных категорий поэтики Цветаевой, – подчеркнул в своём выступлении на открытии выставки Вячеслав Головко. – Но время – это и важный фактор, определяющий её литературную судьбу, её литературную репутацию.

Поэт в творческом порыве действительно преодолевает время. Марина Ивановна была центральной фигурой своей эпохи, хотя и не была признанной её временем.

Такие поэты подготавливаются веками, и чтобы заметить и оценить их, тоже требуется время. Имя Цветаевой стоит в одном ряду с Данте, Петраркой, Шекспиром, Гёте, Пушкиным, потому что она смогла изменить саму суть поэзии как высшего начала в миросозерцании и искусстве.

Почти забытая и вычеркнутая из литературы при жизни, она вернулась к читателю сразу после выхода в свет первых её поэтических сборников. Книги появились мизерным тиражом, разошлись мгновенно и найти их сегодня практически невозможно. Эти сборники с дарственными надписями Анастасии Цветаевой – Бродельщиковым (в их доме прошли последние дни Марины Цветаевой) и Ариадны Эфрон – Вячеславу Головко можно увидеть на выставке. Книги не просто редкие – уникальной судьбы! Здесь же – экземпляр первого издания знаменитых «Воспоминаний» Анастасии Цветаевой с надписью:

«Дорогому Вячеславу Михайловичу Головко на память о моей сестре Марине, о горькой для неё, Вам знакомой Елабуге, о детстве нашем и юности в старой Москве, и о многих странах, городах, людях… С пожеланием успеха в труде и радости в жизни. Анастасия Цветаева. 1. II. 72 г. Москва».

Из личного Цветаевского архива Головко на выставке представлены: подлинники писем сестры и дочери Марины Ивановны конца 1960-х – начала 1970-х годов, автографы Ариадны Эфрон на редких в 1960-е годы публикациях произведений Марины Ивановны и статей о её жизни и творчестве; сделанные Головко записи воспоминаний о последних днях Цветаевой тех елабужан, которые помнили Марину Ивановну; магнитофонная лента, которая доносит до нас голос Бродельщиковой, рассказывавшей об обстоятельствах гибели поэта; первые статьи Рафаэля Мустафина и Вячеслава Головко о елабужской трагедии; номер елабужской газеты «Новая Кама» 1972 года – единственной в СССР, откликнувшейся статьёй Головко на 80-летие Марины Ивановны, и многое другое.

Выставка в Ставрополе стала одним из замечательных поводов, чтобы ещё раз поразмышлять о предназначении высокой литературы и псевдокультурной пропаганде, напористо отвоёвывающей место под солнцем.

Афанасий КРЖИЖАНОВСКИЙ

г. СТАВРОПОЛЬ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *