Не защищайте право ставленницы министра культуры хамить!

Письмо Дмитрию РОДИОНОВУ, генеральному директору ГЦТМ им. А.А. Бахрушина

Рубрика в газете: Театр абсурда, № 2019 / 31, 30.08.2019, автор: Нинель ИСМАИЛОВА

Очнитесь, дорогой друг! Не переводите гнев коллектива на себя, это уже совсем глупо. Сотрудники музея имеют полное право протестовать против хамства первого зама, против неквалифицированного руководства, самоуправства, искажающего структуру сложившейся музейной институции, в которой знания и привязанность к Дому Бахрушина – главное.

Вы так много сделали для музея! Ваш опыт, знания и талант, творческая инициатива, настойчивость и трудоспособность ценят все, кто хоть однажды имел с Вами дело. Что с Вами?! Последнее время выходя из Вашего кабинета, Ваши сподвижники, единомышленники, помощники говорили: «Это был не он».

Вы допустили безобразие, потому что выполняете волю министра Мединского, в этом не сомневается ни один человек. Статья и написана о том, что министр ошибочно, искажённо представляет себе миссию культуры, поставил коммерцию впереди просвещения. Не случайно именно бедствия театрального музея в Год театра вызвали широкий отклик и возмущение. «…около 40 человек написали заявление и уже покинули музей» – это фейк или правда? Полезна только правда. Уволились 45 сотрудников. Ведь Вы знаете, что в законе записано: 50 человек – это банкротство фирмы, а 45 в бюджетном учреждении культуры? Вы объясните, что это значит или обратимся к Вашему замечательному учителю доктору наук Рубинштейну?

Ваш креативный менеджер обещает зарабатывать много денег. Но пока сотрудники видят, что она их только тратит: для неё открыта должность с немалой зарплатой, при ней специальный помощник Вася с зарплатой выше, чем у научного сотрудника, «своим», «новичкам» она назначает высокие зарплаты; а сколько стоило оформление пирожкового кафе и сколько выручено от него денег – неизвестно.

Защищая право Трубиновой хамить и самовольничать, Вы пишите о «переформатировании деятельности музея», якобы непосильном для старых музейщиков. Уж не тех ли сотрудников Вы имеете в виду, которые не первый год оцифровывают фонды? Благодаря нашим общим усилиям Бахрушинский опередил в этом многие музеи.

А можно ли «повышать требования профессиональной компетенции», принимая на руководящую должность особу без высшего образования, без специальной подготовки, без малейших культурных привычек и навыков? Вы смеётесь? Люди Вас не понимают.
Как решение министра это никого не удивляет. Мединский любит назначать спортсменов директорами театров, он профессионализм не признаёт, поскольку сам таковым не является в сфере культуры. Порочный курс министра культуры Мединского – от просвещения к шоу-бизнесу, где прибыль – главное достижение, вполне объясняет его деятельность.

125 лет «во благо просвещения» достаточно для театрального музея – решил министр культуры. И Вы ответили: будет сделано. Стыдно за вас Бахрушину. Стыдно за вас друзьям.

Расставаясь с заведующей планово-экономическим отделом, Вы сказали: «Сожалею, но вы не нашли с ней общий язык». Общий язык действительно необходим, так, может быть, Трубинову и убрать из музея, раз она не нашла общего языка с коллективом. Скорее всего, это и сделает министр культуры. Беда только в том, что по старой советской номенклатурной привычке – кто не сохранил сор в избе, того вон – Мединский накажет и Вас. А коллектив сотрудников и деятели культуры видят будущее музея с Вами.

Нинель ИСМАИЛОВА


Нинель Хазбулатовна Исмаилова закончила ВГИК и аспирантуру Института истории искусств, работала в «Известиях» обозревателем по культуре, главным редактором газеты «Искусство»; автор документальных фильмов и телевизионных циклов; статей в газетах, журналах и различных сборниках; книги – «Евгений Леонов», «Этюды об искусстве»; в 2011–2017 годах работала в ГЦТМ им. Бахрушина

7 комментариев на «“Не защищайте право ставленницы министра культуры хамить!”»

  1. Помощник Вася — это нечто. Такую должность в штатное расписание ввели? А раньше «голый Вася» называлось. И должности не было. Только на общественных началах и после работы.

  2. Директор Родионов боится, что его снимет Мединский и заменит на эту Трубинову, поэтому делает вид, что в музее всё спокойно..

  3. Нет, вспомнил, иногда и на работе. Это если в подсобке или на складе задержались.

  4. А его уже заменили, он просто не заметил. У страха, как говорится, диоптрии велики.

  5. Нинель Исмаилова — бывший сотрудник музея. С 2017 г. она там не работает. Тем временем в музее опровергли факт увольнения сорока пяти сотрудников.

  6. Пока что публикации о недовольстве сотрудников в музее Бахрушина появились в «МК» и в «Новой газете». Я не очень доверяю этим изданиям. Как и письму Исмаиловой: она давно не сотрудник музея, и почему ушла оттуда — неизвестно. Чтобы судить об увольнениях, достаточно посмотреть приказы по музею. Тем более, что текучка кадров в музеях всегда обычное дело. В том же Бахрушинском в прошлом году уволилось и принято новых сотрудников ещё больше и без Трубиновой, которая к экспонатам, кстати, не имеет никакого отношения. В ее ведении находится пиар, экономический отдел, вопросы расширения музея и тп. Директор музея Родионов — один из лучших директоров страны и служит в музее 13 лет. В музее опровергают увольнение сорока пяти человек. Чтобы судить о позиции директора, прочитайте его интервью. Письма против директора Калягину и ещё кому-то не имеют подписей сотрудников; такие письма даже не рассматриваются. Не имею симпатии к Трубиновой, но и не хочу поддерживать чужие мнения. Хотелось бы составить собственное.

  7. Неплохо бы, например, мне самому познакомиться с письмом сотрудников музея Калягину. Каков его отклик? Каковы возможность и степень его влияния на ситуацию в музее имени Бахрушина?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *