Почему «Тарас Бульба» не победил «ляхов»

№ 2009 / 14, 23.02.2015

Пе­ред тем как по­пасть на про­смотр, я имел воз­мож­ность на­блю­дать гор­ст­ку зри­те­лей-школь­ни­ков, вы­шед­ших по­сле по­се­ще­ния пре­ды­ду­ще­го се­ан­са. Не ска­жу, что они бы­ли эмо­ци­о­наль­но воз­буж­де­ны уви­ден­ным


Впечатления и размышления по поводу экранизации Гоголя




Перед тем как попасть на просмотр, я имел возможность наблюдать горстку зрителей-школьников, вышедших после посещения предыдущего сеанса. Не скажу, что они были эмоционально возбуждены увиденным – ребята были скорее огорошены, нежели вдохновлены. Похоже, в их головах шевелился вопрос: «Что это было и как это понимать?..»





Вот этот самый юный зритель и есть те «ляхи», которых вознамерился с помощью Н.В. Гоголя обратить в «козацкую веру» режиссёр Владимир Бортко – после успешных телеэкранизаций «Собачьего сердца», «Идиота», «Мастера и Маргариты», пожалуй, самый славный наш постановщик.


А теперь давайте проследуем в зал с другой порцией любопытного кинозрителя (в количестве всего 20 человек) и посмотрим, как же происходит это самое одоление «ляхов»…


Нынче, если кто не знает, в кинозалах перед показом фильма тоже крутят некоторый «допматериал», но это не «Новости дня» и не «Хочу всё знать», ставившие целью директивное просвещение попавшего в сети кинопоказа народа. Это жесточайший прессинг рекламы будущих фильмов – с обильной кровью, агрессивной лексикой, насилием, убийством, разрушением, огнём и т.д. Нормальному человеку, оказавшемуся в кинозале, просто некуда деться от этого обилия киноподобного шоу. Так из сеанса в сеанс и происходит воспитание наших «ляхов». И длится эта преамбула не 10 минут, как в «проклятые совковые», а все 20 минут без перерыва, в одном клипообразном темпе с шумовым подавлением зрителя посредством звуковой системы Dolby Surround. Любой психолог скажет, что после такой «артподготовки» восприятие тонких материй, буде они скрыты в основном кинопоказе, просто невозможно. Ибо всё, что бы ни показали потом, будет оценено через призму самого яркого по цвету и самого громкого по звуку, воздействующего не на разум и душу, а исключительно на инстинкты.


(Не верю, что режиссёр В.Бортко не знал, в каких условиях будет демонстрироваться его фильм. Или он думал, что обух плетью всё же перешибаем?)


К «ляхам» мы ещё вернёмся. А пока давайте подвергнем выборочному анализу саму экранизацию.


Как известно, Гоголь писатель трудноэкранизируемый. Читаешь – смехом заходишься или слезми умываешься, а смотришь на экран – и скучно. Отчего? Да оттого, что язык литературы и язык кино – это, как сказал бы, возможно, Янкель из «Тараса Бульбы», две большие разницы.


Наверное, потому наиболее успешными с художественной точки зрения были не прямые экранизации гоголевских произведений, а парафразы – фильмы по мотивам его повестей «Пропавшая грамота» и «Вечер накануне Ивана Купала», поставленные на Киевской киностудии им. А. Довженко ещё в советские времена и в широкий прокат не попавшие.


Что же до «Тараса Бульбы»… Может, потому и не было до сих пор его на экране, что при всей внешней привлекательности образов и сюжета в целом, шедевр сей по своей повествовательной ткани – малокиногеничен. Повесть представляет собой скорее возвышенное авторское соло, нежели материал с развёрнутыми диалогами героев, текстом, подразумевающим голый action , как сейчас принято в плохом (а другого и нету) кино. Не потому ли все самые яркие, ставшие хрестоматийными в сознании читателя сцены «Тараса Бульбы» (встреча Тараса с сыновьями, убийство Андрия отцом и др.) не оставляют у зрителя яркого впечатления, что они лишены полновесного диалога между героями – в словах ли, во взглядах ли, в жестах ли, в паузе, в конце концов? Режиссёр как бы спешит скороговоркой пробежать эти важные, ключевые для сюжета, но малоудобные в постановочном смысле моменты, чтобы перейти к самым выигрышным (и самым воспринимаемым «ляхами») сценам массового кровопускания.


Но и тут, после декалитров пролитой бутафорской крови, он натыкается на подводные камни гоголевской прозы, преодолевать которые… не считает нужным. Я имею в виду пафос, с которым умирают герои-козаки. В романтическом тексте повести эти слова звучат органично, в реалистическом же (а он именно таков!) фильме эта нарочитость вызывает какое-то досадное чувство искусственности и дешёвой театральности…


(Ну неужели сам режиссёр этого не почувствовал?!)


А эта бесконечная славословица в честь русской земли, которая у Гоголя возвышает чувства читателя, а в фильме Бортко опять же вызывает досаду своей излишней пафосностью и лобовой подачей? Ей-богу, создаётся впечатление, что проект продюсировала не сугубо рыночная кинокомпания, а отдел пропаганды ЦК ВКП(б) и ГлавПУР Красной Армии. Да неужто такими методами нынче одолеешь «ляхов», сидящих в зале?..


Пропаганда внутреннего, а не показного патриотизма – очень тонкое ремесло. Оно, если хотите, сродни иезуитству, с той лишь разницей, что первое – это работа внутри нации и на её благо, а второе – извне и против.


Духовное одоление «ляхов», сидящих в зале, должно вестись методами им понятными и ими приемлемыми. Несомненная удача на этом пути – дилогия «Брат» и «Брат-2», которая была считана и понята «ляхами» практически полностью. Возможно, потому что режиссёр А.Балабанов по своему возрасту и восприятию жизни более близок к этим самым «ляхам», приходящим в зал со стаканом попкорна и мобильным телефоном в кулаке…


Вернёмся к «Тарасу Бульбе». В литературном тексте Гоголь повествует великорусским наречием о малорусских делах, но диссонанса от этого в восприятии читателя не возникает. Режиссёр же, будем считать, купился на эту хитрость классика, поскольку ничтоже сумняшеся взял на роль запорожцев «москалей»… Оно понятно, в искусстве национальностей не существует – но то в искусстве… А как воспринимать экранных хохлов – Остапа, Андрия, а также Мосия Шило и других запорожцев, которые говорят чисто по-кацапски?


(Да неужто в актёрской речевой палитре нет красок, способных сгладить эту постановочную неправду?)


Будто бы специально, к случаю, в тот же вечер показали по ТВ старинную (ещё советскую) экранизацию «Вия», сделанную, кстати, дебютантами в режиссуре К.Ершовым и Г.Кропачевым. И что? – там тоже говорили по-русски, но так, что и на миг не возникало сомнения, что действие происходит «на Украйне»… Мне думалось, что языковая проблема для опытного режиссёра-постановщика столь же разрешима. А оказалось… Поляки в фильме говорят по-польски (чего у Гоголя в повести и нет), евреи между собой соответственно на идиш, а хохлы – по-кацапски… Отсюда М.Боярский в роли хохла – это анекдот вроде того, как А.Розенбаума кубанцы сделали почётным казаком (но у него хоть песни казацкого цикла всё же в консонансе с тамошней субкультурой!..)


Абсолютно не впечатлила и музыка И.Корнелюка, весьма достойно поработавшего на предыдущем фильме В.Бортко «Мастер и Маргарита». Здесь же я не услышал ни одной внятной музыкальной темы. Тем более что украинские мотивы её диктовала сама фактура. Увы, эпический характер фильма оказался без соответствующего уровня музыкальной поддержки. А в конце, на титрах, и вовсе запели по-польски.


(С чего бы это? Ей-богу, не разумею. Типа, вот вам, панове-товарищи, к вопросу об иезуитстве).


А теперь снова к «ляхам». Вот ещё почему они не будут побеждены этим фильмом. В «Тарасе Бульбе» все основные герои гибнут за свои убеждения (вера, патриотизм, товарищество). Но наш юный зритель с самых наимладых ногтей приучен кино- и телезрелищем к буржуазному восприятию жизни – где всё для него, всё для удовлетворения его «хочу» и, соответственно, главный персонаж всегда побеждает (Рэмбо, Рокки и др., более поздние деятели местного российского розлива). И это ведь не только в кино, но и в реалии. Кто из нынешних политиков и олигархов (а это герои нашего времени) отдал жизнь за свои убеждения? Таковых нет. Они гибнут в немалом количестве, но не на баррикадах социальных или мировоззренческих сражений, а в криминальных разборках от себе подобных при дележе власти и денег. А раз в такой, обильно освещаемой СМИ жизни нет понятия «товарищество» – что в смысловом переводе на французско-мушкетёрский: «один за всех и все за одного», то и причина козацкой самоотверженности во имя одного, но общего идеала нашим «ляхам» вряд ли будет понятна. И что бы потом ни пыталась разъяснить на уроке учительница словесности, в ответ они скажут лишь, что фильм им не очень поглянулся, поскольку… в нём было мало компьютерной графики. И как это ни прискорбно, будут по-зрительски правы…


Действительно, после прокатного триумфа того же «Турецкого гамбита», где современные кинотехнологии позволили обозреть всю панораму событий на фронте русско-турецкой войны, сделать сцены объёмными и в силу этого более выразительными, «Тарас Бульба» зрелищно выглядит бедновато. Создаётся впечатление, что картина снята в 80-е годы прошлого столетия. И если разговаривать с нынешними «ляхами» изобразительными средствами 20–30-летней давности, мечтать о том, что они вырастут в «козаков» – иллюзии. Тем более что и заполняемость зала на сеансах «Тараса Бульбы» в силу вышеозначенных причин весьма далека от ожидаемой…


Единственный участок зрительского фронта, где возможна победа фильма В.Бортко, это… кинопрокат Украины, куда поступило, если верить нашему ТВ, аж 100 копий картины. Правда, с украинскими субтитрами – ющенковцы и здесь верны себе… Но народ не обманешь, фильм будут смотреть хотя бы из любопытства: как там Москва наших изобразила.


Со смысловой точки зрения нормально изобразила. А с идеологической… Многократно повторяющееся слово «русский» в субтитрах переведено как «руський» – то есть древнерусский, а не российский. Что, в общем-то, верно. Главное, что в «украинский» не переделали. А это уже победа.


Одним словом, если режиссёр В.Бортко как патриот и будет удостоен ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, то – за этот «будённовский» прорыв на украинском фронте.

Вла­ди­мир СУ­ТЫ­РИН
г. ЕКАТЕРИНБУРГ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *