Гордей Васильевич Твардовский – родной дед А.Т. Твардовского

№ 2015 / 40, 12.11.2015

В редакцию газеты «Литературная Россия»

Обращаюсь к Вам с просьбой, пожалуйста, опубликуйте мою статью «Гордей Васильевич Твардовский – родной дед А.Т. Твардовского».

Гордей Васильевич – русский крепостной крестьянин из Белоруссии, служил солдатом в Варшавской Александровской цитадели – крепостной артиллерии в 1854–1867 гг., с 1867 по 1915 г. жил на Смоленщине – 48 лет.

А.Т. посвятил любимому деду замечательное стихотворение в 1951 г. «Мне памятно, как умирал мой дед…», а также вспоминал его в стихах и поэмах. В планах А.Т. была повесть «Пан», но времени ему не хватило, остались отдельные страницы в дневнике.

В настоящее время на хуторе Загорье, где прошли детство и юность будущего великого поэта, – действующий мемориальный музей. Смоленский педагогический университет проводит ежегодные «Твардовские чтения».

Я – дочь сестры А.Т. – Анны Трифоновны Твардовской (ум. в 2000 г. в Москве), выросла я в семье родителей А.Т. в Смоленске. Слышала много воспоминаний об А.Т. и его деде.

В этом году – 100 лет со дня смерти Гордея Васильевича Твардовского.

Всего Вам самого доброго!

С уважением

Н.И. ТВАРДОВСКАЯ


 

Дед Александра Трифоновича Твардовского был родом из Белоруссии. Он прожил большую жизнь в девяносто четыре года. Родился 17 декабря 1821 г., умер 5 ноября 1915 г. на хуторе Загорье в семье сына Трифона Гордеевича Твардовского, кузнеца и крестьянина, где жил последние годы вместе с женой Зиновией Ильиничной. Дома её все называли Зинаидой.

Внук А.Т. Твардовский хорошо помнил любимого деда-солдата и его рассказы о военной службе. Через тридцать шесть лет после его смерти, в 1951 г. он писал в стихотворении:

 

Мы с ним дружили. Он любил меня.

Я тосковал, когда он был в отлучке,

И пряничного ждал себе коня,

Что он обычно приносил с получки.

 

Гордей родился в семье крепостных крестьян и со дня рождения тоже был крепостным. Детство его прошло в лесной белорусской местности в деревне вблизи реки Березины. Он окончил школу, был грамотным, любил книги и много читал. Родители его были православными русскими людьми. Село, в котором они жили, отличалось от соседних деревень большой высокой церковью. Гордей вместе со своим отцом Василием Ивановичем Твардовским пели на праздничных службах в этой красивой церкви в церковном хоре.

Отец его внезапно заболел и безвременно скончался. На память об отце осталась старинная книга в кожаном переплёте «Священное Писание». Книга сопровождала Гордея Васильевича всю жизнь, и даже внуки держали в руках эту книгу, листали её и запомнили хорошо, на долгие годы.

Гордею пришлось рано начать работать. В своей деревне он стал плотником и крестьянином и своим заработком облегчал заботы матери об учении младшего брата.

В возрасте 32 лет был взят рекрутом в армию. Был он не женат, рослый и крепкий, видный парень и попал служить в Варшавскую крепостную артиллерию, куда набирались солдаты сильные, которые могли бы легко ворочать тяжёлые пушечные ядра.

В Варшавскую крепостную артиллерию он прибыл в составе группы рекрутов из 115 человек 28 мая 1854 г. из Минской губернии. Все рекруты были записаны в списочное состояние рот № 11 и № 12 Варшавской цитадели. Он начал службу в 11-й роте под командованием поручика Лазарева.

Ему, как и всем новым рекрутам, причиталось получить (серебром): жалованья – 35 копеек, на полушубок –
2 руб. 42 коп., амуничных и на шитьё второй пары сапог – 45 копеек.

Документальные свидетельства о солдатской службе деда А.Т. Твардовского были найдены в книгах приказов по Варшавской крепостной артиллерии за 1854–1867гг. в Центральном военно-историческом архиве в 1987 г. бывшим сотрудником журнала «Новый мир» Ю.Г. Буртиным и опубликованы в «Литературном обозрении» № 11 за 1987 г.

Обнаруженные бесспорно важные исторические документы раскрывали подробные факты солдатской биографии Гордея Васильевича Твардовского через 120 лет после окончания его службы.

За годы солдатской жизни в Варшавской крепостной артиллерии он служил в званиях младшего канонира, канонира и получил третье звание в артиллерии бомбардира. В этом звании он служил в ротах № 1 и № 3. Звание бомбардир впоследствии соответствовало ефрейтору в пехоте.

Гордей Васильевич, как хорошо грамотный и начитанный человек, во время службы писал письма солдатам домой и прошения на Высочайшее имя по просьбам сослуживцев. Заглавные, прописные буквы он выводил каллиграфически красиво с узорами – завитушками, отражая в них уклад русской старины.

Гордею Твардовскому, как и всем служившим солдатам, несомненно повезло в жизни со значительным сокращением в 1855 году срока службы.

Срок службы солдат был сокращён до 15 лет: 12 лет службы плюс три года «временного отпуска» (т.е. в запасе). Это сокращение произошло при Александре II.

И до этого Указа сроки солдатской службы тоже сокращались. Все крепостные крестьяне после отмены крепостного права в 1861 г. в России становились свободными людьми. Но земельный вопрос реформа полностью не решила. Земли остались у помещиков.

По царскому манифесту от 18 октября 1866 г. «Об очередном рекрутском наборе и увольнении во временный отпуск нижних чинов старших сроков службы» полковник Граф приказом № 21 от 20 января 1867 г. уволил в 3-х летний отпуск (т.е. в запас) вместе с десятками других солдат «вверенной ему Варшавской крепостной артиллерии» и бомбардира 3-й роты Гордея Твардовского.

На основе изданного приказа Гордей Твардовский был уволен в отставку 20 января 1867 г. Общий срок его службы составил 12 лет 8 месяцев. Ему была назначена солдатская пенсия 3 рубля в месяц за ранение на военных учениях.

К этому времени он был женат на Зиновии Ильиничне, дочери сослуживца И.Т. Иванова, девушке 17 лет, и у них родился сын Василий. Они имели квартиру в Александровской казарме по приказу полковника Графа.

В деревню Барсуки Ивановской волости Краснинского уезда Смоленской губернии в феврале 1867 г. возвратились две семьи отслуживших солдат-бомбардиров – Гордея Твардовского с женой и сыном Василием и тестя Ильи Тарасовича Иванова с женой и сыновьями Георгием и Николаем.

В это время в Барсуках свирепствовала эпидемия инфекционной болезни. Все трое детей заболели и умерли. Сын Гордея Василий умер 3 марта 1867 г. Погребение троих детей было засвидетельствовано священником Дмитрием Петровым. Об этом печальном событии было сообщено в Варшавскую крепостную артиллерию, и дети были исключены из списков будущих солдат роты № 3.

Так печально началась жизнь семьи Гордея Васильевича на Смоленщине.

Всё же на новом месте им пришлось обустраивать крестьянскую жизнь. Мирской сход деревни удовлетворил просьбу о выделении места под избу и для размещения огорода. После этого решения староста деревни попросил у Гордея Васильевича в долг деньги для уплаты недоимок деревни в 200 рублей. Он деньги дал, староста составил подворную именную ведомость должников. Но крестьяне вернули только некоторую часть долга.

В первый год жизни в Барсуках была построена изба самим Гордеем Васильевичем, он хорошо знал деревенское строительство. Они обзавелись небольшим хозяйством. Двор их остался безлошадным. Земельного надела Гордей Васильевич не имел.

Семья жила в основном заработками на помещичьих работах. Гордей Васильевич умел хорошо справляться с земледельческими работами – пахал, бороновал, сеял, молотил, убирал урожай, косил травы и т.д. Работа определялась количеством обработанных десятин земли и оплачивалась помещиком Прусом по выполненному объёму в меньшей доле деньгами, в основном зерном и фуражом.

В их семье родилось семеро детей. Двое деток – сын Василий и дочь Ксения умерли от болезней в раннем детстве. Выросли пятеро детей – четыре дочери и сын Трифон, последний ребёнок, родившийся в 1881 г.

Гордей Васильевич был заботливым отцом. Он обладал минимальными средствами безземельного крестьянина, всё же все дети окончили сельскую школу. Сын Трифон получил похвальный лист за успехи в учении. Учитель села Ярковичи по фамилии Волович обратил внимание на способности ученика и после школы продолжал опекать Трифона, давая свои книги для чтения. Благодаря чтению книг и беседам с учителем Трифон хорошо знал русских писателей и поэтов – классиков и эту любовь потом воспитал у своих детей.

Через два года после школы Трифон стал учеником в большой кузнице владельца Молчанова в деревне Бобыри в верховьях реки Сож. В первый год Трифон, как и другие ученики, работал по хозяйству. А в последующие три года обучение шло одновременно с работой в кузнице. Работа учеников немного оплачивалась, в первый год они получали по 3 рубля в месяц, во второй – 10 рублей и в третий – 15 рублей. Трифон эти деньги отдавал отцу, он деньги сына не тратил. И к окончанию кузнечного обучения у Трифона собралось около двухсот рублей. В Барсуках на эти деньги он построил кузницу, приобрёл оборудование. Через несколько лет стал хорошим мастером в округе.

Дочерей с детских лет приучали к домашнему труду, а с 14-ти лет, как было принято у крестьян, они уже начинали выполнять основную работу – жали, брали лён, пряли лён и овечью шерсть, ткали льняное и шерстяное полотно. Вязали кружева и шерстяные изделия. Были очень рукодельными.

Все дети были красивыми, в своих родителей. Девушки вышли замуж, имели семьи, воспитывали детей. Жили в с. Щелканово, Босино, Клычёво, в г. Смоленске.

В Смоленске жила Татьяна, она была мастером женской одежды, т.е. закройщицей, работала в ателье. Её муж был служащим. В советские годы их сын Иван Соколовский окончил экономический факультет университета в Петербурге (тогда Ленинграде) и перевёз к себе семью родителей.

Осенью 1912 г. постаревшие родители Трифона Гордеевича из села Барсуки, где они прожили 45 лет, переехали в Загорье. Гордею Васильевичу шёл 91-й год, бабушке Зиновии Ильиничне более 60-ти лет.

В семье Твардовских было трое детей – Косте 4 года, Саше 2 года, в сентябре 1912 г. родилась Анна. Их маме Марии Митрофановне было всего 24 года, отцу Трифону Гордеевичу – 31 год. В октябре 1914 г. родился Ваня. Других внуков деду Гордею уже не придётся увидеть. В семье было семеро детей.

Саша и Костя успели полюбить деда Гордея, он вырезал им игрушки из дерева, рассказывал сказки, пел солдатские песни.

А.Т. Твардовский вспоминал деда Гордея Васильевича, солдата Варшавской крепостной артиллерии, и писал в «Рабочих тетрадях» в 1955 г.: «Помню его чёрный с красной окантовкой мундир, в который он обряжался, отправляясь пешком
за 50 вёрст в город за своей немалой по тем временам
пенсией – 3 руб. в месяц. Позже я узнал, что такая пенсия была ему не просто за безупречную службу, а ещё и за ранение, или, вернее сказать, за увечье, полученное, правда, не в бою, а на каких-то учениях, когда колесом пушки ему повредило правую ногу»
(«Знамя», 1987, № 7, с. 163).

О внезапной болезни Гордея Васильевича и последнем дне его жизни рассказывала мама А.Т. Твардовского – Мария Митрофановна Твардовская, моя родная и любимая бабушка.

Свёкор оставил о себе самые хорошие воспоминания. Был он человеком добрым, стариком крепким, на здоровье никогда не жаловался и не болел.

Стояло начало ноября 1915 г., сухая и тёплая осень. Гордей Васильевич с утра ушёл в поле проверить озимые посевы. Бабушка Зиновия Ильинична уже неделю гостила у дочери в с. Щелканово. Второй день был в городе Трифон Гордеевич и намеревался вернуться вечером или ранним утром следующего дня.

Мария Митрофановна была дома с детьми: Костей 7 лет, Сашей 5 лет, дочерью Анной 3-х лет и Ваней одного года. Было 4 ноября 1915 г. Гордей Васильевич вернулся с полей в хорошем настроении, рассказывал обо всём, что рассмотрел. Зашёл сосед Епифан Животков, имевший общую границу с Твардовскими. Разговорился с Гордеем Васильевичем о хозяйственных делах. Мария Митрофановна подавала ужин свёкру и пригласила за стол соседа. После ужина сосед ушёл.

Гордей Васильевич, как всегда, вечером помолился и лёг спать на обычном своём месте на полатях, справа от русской печки.

Через некоторое время стал жаловаться на боль в животе и попросил позвать фельдшера. Он почувствовал, что заболел.

Мария Митрофановна пошла к соседям просить лошадь для поездки в Егорье. Уже вечерело, и она решила взять с собой Костю и Сашу. Костя сразу встал, а Саша, как и младшие дети, спал, и она пожалела его будить. Попросила соседку побыть у неё дома, пока вернётся.

Фельдшер приехал. Осмотрел заболевшего, оставил большой пузырёк микстуры и велел пить каждый час. Невестке он сказал, что у Гордея Васильевича аппендицит, операции он не делает, до города вы его не довезёте. Сердце у него крепкое, и он доживёт до утра.

Свёкру становилось всё хуже, и он стал просить «попа, скорее попа». Опять на той же чужой лошади вместе с Костей Мария Митрофановна поехала за шесть километров в с. Ляхово за священником.

Дедушка Гордей священнику обрадовался. Он был в сознании. На вопросы отвечал правильно. Священник его осмотрел, потом дал в руку свечку и стал читать молитвы. Затем причастил его. Гордей Васильевич сказал: «Вот теперь легче. Умирать я не боюсь».

В ту печальную осеннюю ночь 5 ноября 1915 г. внуку Саше было 5 лет и несколько месяцев, он родился 8 июня 1910 г. по старому стилю (по новому стилю его день рождения 21 июня).

Саша спал на русской печке и, когда проснулся, то священник из церкви с. Ляхово читал над дедушкой Гордеем молитвы и поправлял в его руке свечку. Вот с этого момента он запомнил последние минуты жизни любимого деда, поразившие его.

Дедушка Гордей Васильевич скончался на рассвете пятого ноября 1915 г., тихо и спокойно.

Через сорок лет после смерти деда внук А.Т. Твардовский 02.04.1955 г. писал в своих «Рабочих тетрадях»: «Смерть деда произошла буквально на моих глазах, я помню её до подробностей, хотя мне было тогда не больше четырёх лет. Я с печки смотрел на его большую седую голову, лежавшую на подушке в его запечном углу и крупную руку, в которой плохо держалась свечка, её всё время поправляли.

Помню, что меня всё это занимало и глубоко подавляло и устрашало. Понятие об ужасном и неизбежном для всех людей, а значит и для меня конце просто наполняло меня всего… и думал: что же это такое, как всё это ужасно.

При мне деда и обмывали двое наших соседей… где на загнетке стоял чугун с водой, и обряжали его в военный мундир, причёсывали, ласково и уважительно пошучивали: вот так, вот так будет ему красиво» («Знамя», 1987, № 7, с. 163).

Рано утром приехала сестра Екатерина с мужем Михаилом Возновым на помощь.

Детей на дни похорон отвезли к сёстрам Марии Митрофановны. Младших Аню и Ваню в Берники к сестре Анне. Костю и Сашу в Ковалево к Возновым.

Из Щелканова привезли бабушку Зиновию Ильиничну.

Михаил Вознов утром привёз гроб из Починка.

Из города рано утром вернулся Трифон Гордеевич. Он был глубоко тронут смертью отца. Поцеловал его в лоб, скрещенные руки, сказал ему тёплые слова прощания.

Православный обряд прощания с покойным Гордеем Васильевичем начал совершаться в первой половине дня 5-го ноября 1915 г.

Священник, дьякон и псаломщик с причтом из церкви с. Ляхово отпевали покойного в Загорьевском доме днём и ночью по 7-е ноября. Читали псалтырь, пели заупокойные молитвы в присутствии родных, родственников, близких соседей.

Хоронили на 3-й день в полдень 7 ноября 1915 г. на Сельцовском кладбище вблизи большой сосны, в одном километре от Загорья.

Поминали после похорон, на 9-й и 40-й дни. Трифон Гордеевич позднее поставил металлические крест и ограду из Смоленска.

В Метрической книге церкви с. Ляхово № 19 за 1915 г., сохранившейся в Смоленском государственном областном архиве, священник Оглоблин внёс подробные сведения о Гордии Васильеве Твардовском: Возраст – 94 г., Дата смерти – 5 ноября 1915 г., Погребение – 7 ноября 1915 г. при с. Загорье, Болезнь – умер от натуральной болезни. В графе положение и место проживания – безземельный крестьянин Гордий Васильев Твардовский; проживал в дер. Барсуково Ивановской волости, также в с. Загорье Лобковской волости Краснинского уезда Смоленской губернии.

На Смоленской земле Г.В. Твардовский прожил сорок восемь лет – с 1867 г. по 1915 г.

Так скоротечно пятого ноября 1915 г. завершилась жизнь замечательного дедушки Гордея Васильевича Твардовского, к которому с большой теплотой и любовью относились близкие родные – сын, дочери, внуки, невестка и мужья дочерей, уважали друзья и знакомые.

Гордей Васильевич Твардовский всю свою жизнь, не покладая рук, прожил в постоянном труде и научил своих детей любить труд и уважать людей, воспитал детей честными, порядочными и хорошими семьянинами.

Бабушка Зиновия Ильинична прожила в Загорье в семье сына Трифона Гордеевича 15 лет. Она много внимания уделяла внукам, и они любили её. Умерла в возрасте 79 лет 8 мая 1927 г. Похоронена рядом с мужем на Сельцовском кладбище.

А.Т. Твардовский в 1951 г. посвятил деду-солдату другого исторического времени, которого любил всей своей детской душой, проникновенное стихотворение:

 

Мне памятно, как умирал мой дед,

В своём запечье лёжа терпеливо,

И освещал дорогу на тот свет

Свечой, уже в руке стоявшей криво.

 

И вот он умер, и в гробу своём,

Накрытом крышкой, унесён куда-то,

И нет его, а мы себе живём, –

То первая была моя утрата…

 

И словно вдруг за некоей чертой

Осталось детства моего начало.

Я видел смерть, и доля смерти той

Мне на душу мою ребячью пала.

 

В памяти родного внука навсегда остались «и песни, и сказки, что слышал от деда…» – А.Т. Твардовский «За тысячу вёрст от родимого края…»

Образ деда Гордея Васильевича отражён в поэме «Страна Муравия», глава вторая.

Черты любимого деда поэт воспроизводит в поэме «Василий Тёркин» в главе «Два солдата».

Надежда Ивановна ТВАРДОВСКАЯ

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *