НАДО ЛИ ЛИТЕРАТУРНЫМ ИЗДАНИЯМ БОРОТЬСЯ ЗА ЖИЗНЬ?

Рубрика в газете: ТРУДНО БЫТЬ ОПТИМИСТОМ, № 2019 / 2, 18.01.2019, автор: Евгений БОГАЧКОВ

Только что, в прошлом номере газеты, мы писали о критической ситуации с журналом «Октябрь», который в 2019-ом, как минимум, на полгода приостанавливает выпуск своих номеров. (А ведь это год 95-летия журнала!) И вот в начале недели, сразу после празднования очередного Дня печати в России, удручающее сообщение появляется на официальном сайте «Ариона» – первого в России толстого литературного журнала, посвящённого поэзии:

«Уважаемые авторы и читатели! Проект «Журнал поэзии «Арион» завершается. Редакция прекращает приём рукописей. Тексты, присланные и одобренные ранее, будут опубликованы в 101-м номере журнала.»

Как выяснилось чуть позже из комментария, данного главным редактором «Ариона» Александром Алёхиным «Афише Daily», 101-ым номером станет итоговый выпуск увеличенного объёма, который появится в конце марта – начале апреля, а завершение издания связано с прекращением финансирования, которое последние 15 лет обеспечивал журналу миллиардер Александр Мамут в порядке благотворительной помощи…

«Арион» гораздо младше «Октября», но тоже нынче юбиляр, ему в наступившем году – 25… «Исполнилось бы», как пишут в некрологах.

В связи с возникшей ситуацией возникает два основных вопроса.

Первый. Почему Мамут больше «не сможет продолжать финансирование»? (по словам Алёхина). О стремительном обеднении бизнесмена информации нигде вроде бы не было. Зато в «Коммерсанте» писали, что в прошлом году миллиардер купил в свою частную коллекцию архив нью-йоркского ресторана «Русский самовар», который ранее держал Иосиф Бродский вместе с переводчиком Капланом и танцором Барышниковым. Приобетеньице вроде бы и с культурой и литературой связано (кстати, Мамут в прошлом году стал ещё и кавалером французского ордена Искусств и литературы!), и тоже не является особо прибыльным. Можно, конечно, рассуждать, что издание поэтического журнала «Арион» гораздо важнее, но такова уж воля благотворителя… Другой дело, что такое переключение внимания вряд ли свидетельствует о необходимости затянуть потуже пояса. Значит, проблема не в том, что кто-то больше «не может», а, наверное, в том, что этот кто-то больше не хочет. Но почему?

Наверное, ответ на этот вопрос можно найти в информации об иных интересах Александра Мамута. Позалонись, как говорят в Сибири, он приобрёл крупнейшие в России сети кинотеатров «Синема Парк» и «Формула кино». Может, просто не верит больше предприниматель в поэзию (по крайней мере, «Арионовского» разлива), а переключился, по завету Ильича, на главное из искусств?

Теперь второй вопрос. А зачем же, лишившись прямого финансирования, сразу поднимать лапки к верху?! Почему коллектив «Ариона» не объявляет сбор средств, не подаёт заявки на субсидии, не пытается получить президентские гранты? В конце концов, не уповает на выживание в качестве Интернет-издания?..

Вот, например, другому качественному толстому литературному журналу (пусть и не сугубо поэтическому) «День и Ночь» (под руководством Марины Саввиных) тоже недавно (в прошлом году) исполнилось 25 лет. У него тоже серьёзные финансовые трудности. Но в то самое время (буквально!), когда главный редактор «Ариона» объясняет прессе, почему закрывается его журнал, подвижники из «Дня и Ночи» организуют сбор народных средств на краудфандинговой платформе Planeta.ru и собирают пресс-конференцию для того, чтобы привлечь внимание общественности к своей проблеме и отстоять, спасти журнал. Может быть, всё дело в том, что одни потеряли веру в своё детище и его нужность для людей, а другие – готовы сражаться за те ценности, которые несёт их издание (кстати, «День и Ночь» позиционирует себя как журнал «для семейного чтения», «поддерживающий традиционные ценности», воспитывающий – через качественную литературу – «доброту, милосердие, любовь, патриотизм и благородство»)?

Видимо, как ни жалей «Арион», то, что не борется за жизнь – должно умереть. Давайте поддержим, чем можем, тех, кто ещё морально не умер, но болеет за своё – и, пожалуй, наше – дело!

12 комментариев на «“НАДО ЛИ ЛИТЕРАТУРНЫМ ИЗДАНИЯМ БОРОТЬСЯ ЗА ЖИЗНЬ?”»

  1. Если нет денег, то нужно уходить в Интернет. Другого пути просто НЕТ.

  2. В предвкушении русской революции мамуты выводят краденые советские деньги в Нью-Йорк и сами сваливают.
    И ведь это хорошо, ребята!

  3. Да, задворками и дворами уходить в интернет, отплевываясь на ходу.
    А что делать тем, кто уже есть в интернете? На какие задворки уходить дальше?

  4. Бумажная версия проживет дольше в хранилище крупной библиотеки, и когда-нибудь ее откроет исследователь. В интернете оцифрованная версия затеряется или ее сотрут скорее. .

  5. На соседней ветке как раз описывается, как с некоего сайта удивительным образом исчезают полностью подборки и имена авторов прямо по Пушкину («А царица вдруг пропала, будто вовсе не бывало…»). А один был номинирован на премию и объявлен лауреатом и вдруг совсем исчез из списков вместе со своими стихами по недовольству им хозяина ресурса. Чудны дела Твои, Господи! Неподвластны они пониманию.

  6. Гюрзе. » … и КОГДА-НИБУДЬ её откроет исследователь». А вы юморист, Гюрза! «Когда-нибудь» это КОГДА? Или даже не «когда», а НАКОЙ?

  7. Как сказали бы древние римляне, «Что он Мамуту? Что ему Мамут?» Курганов прав: журнальщикам пора сваливать в интернет, вместе со всеми своими шпонами и шпациями… )

  8. Курганову. А как же? Именно лет через сто-двести тогдашний исследователь литературы 10-х -20-х годов XXI века будет тщательно и подробно и архивы изучать, и в библиотеках много чего находить. Как он в интернете найдет то, что оттуда убрали? В интернете разве есть рукописи с правкой, пометками? А «накой» ему это будет нужно, Вы сами спрОсите у него, если доживете.

  9. Гюрзе. Опять насмешили. Вы меня постоянно смешите. «Лет через СТО тире ДВЕСТИ». Да хоть ТРИСТА ДВАДЦАТЬ ВОСЕМЬ! Нам-то уже какая разница будет через » скока»! Может, через СТО тире ДВЕСТИ уже и литературы никакой не будет. Может, планета Земля в тартарары провалится. Вместе со всеми своими писателями. Допускаете такой вариант?Я — запросто.

  10. Многие писатели получили известность только после смерти, например, Эдгар По, а у нас Платонов. Есть другие примеры.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *