Театральный уголок

№ 2008 / 27, 23.02.2015


«Три сестры» А.П. Чехова в «Современнике». Премьера новой редакции спектакля. Режиссёр-постановщик Г.Волчек.
Это – уже третья редакция спектакля, впервые поставленного художественным руководителем театра ещё в 1982 году.Новое вино в старые мехи


«Три сестры» А.П. Чехова в «Современнике». Премьера новой редакции спектакля. Режиссёр-постановщик Г.Волчек.
Это – уже третья редакция спектакля, впервые поставленного художественным руководителем театра ещё в 1982 году.
В спектакле – новые исполнители, в первую очередь это Чулпан Хаматова в роли Маши. Впрочем, любая её новая роль вызывает огромный интерес у зрителей и почти гарантирует успех спектаклю. Вот и на обновлении чеховского спектакля театр забит битком.
Начало очень мощное: три сестры – на дугообразном мосту, перекинутом через всю сцену. Сразу вспоминается картина знаменитого норвежского художника Эдварда Мунка «Девушки на мосту», созданная тоже на рубеже 19-го и 20-го веков. У трёх сестёр, как и у девушек на картине, платья разных цветов – чёрное на Маше, белое на имениннице Ирине (В.Романенко) и серое на Ольге (О.Дроздова).
Спустившись с моста, сёстры попадают на бешено крутящуюся сцену, с трудом удерживаясь на ногах под напором ветра и снега. Так предвосхищается круговерть перипетий: женитьба Андрея Прозорова (И.Древнов), любовь Маши, несостоявшееся замужество Ирины, гибель Тузенбаха (И.Стебунов)…
Спектакль хорошо продуман, проработан. Все действия персонажей тщательно мотивированы, все актёры играют, а не просто сидят или стоят (в некоторые моменты, правда, прячутся за ширмами). Стержень новой редакции спектакля, разумеется, Чулпан Хаматова. Она, даже не показывая в этом спектакле максимума своих возможностей, мощно воздействует на зрителей, хотя цельный образ ею ещё не достроен – роль, видимо, ещё будет дозревать. Главный приём – актриса показывает, как героиня проявляет на мгновение чувства, потом скрывает их и постепенно перебарывает – т.е. показывает в Маше сильную духом и волевую молодую женщину. Потрясает её негромко, отрешённо произнесённая реплика: «Неудачная жизнь!». Режиссёрски сильна и роль Ирины, точнее, рисунок роли, и уже её обморок при известии о смерти Тузенбаха – очень эффектный приём, но в остальном исполнительница-студентка (Щепкинского училища) не убеждает, что в героиню могли без памяти влюбиться два офицера. Во второй части она играет главным образом только обиду на судьбу, с постоянно кислым выражением на лице. Возможно, и это предусмотрено режиссёрской концепцией – не случайно в финале Ирина в сером платье, как Ольга в начале.
Ольга Дроздова, пожалуй, слишком гламурна для Ольги. Кулыгин (С.Юшкевич) показан скучным, заурядным и довольно противным, как, видимо, и задумал Чехов. Наташа (Е.Плаксина) – законченная стерва, притом исполнительница слишком уж банально воплощает образ злобной самки – в жизни такие встречаются, но на сцене это смотрится неорганично, диссонирует с образной системой спектакля. Вершинин – В.Ветров, хоть и не блистает лоском и интеллектом, не так зануден, как во многих постановках пьесы. Прекрасно выстроена пара Тузенбах (И.Стебунов) – Солёный (А.Смольянинов). Тузенбах – душа общества, насмешник, но некрасив, Солёный – глупый и закомплексованный, но довольно мужественный человек (Наташа на него обращает внимание, на Тузенбаха – нет), и конец их отношений становится убедительным. Одна из сильнейших ролей – Чебутыкин (И.Кваша), хотя игра Е.Евстигнеева в старом мхатовском спектакле казалась более объёмной, многомерной. Интересен и Г.Фролов в роли Ферапонта. Вроде бледноватый, но по-настоящему чеховский рисунок роли Андрея Прозорова получился у И.Древнова. Хорош и Родэ (Е.Павлов, который играл Петрушку в «Горе от ума»).
В целом каждая роль блестяще прорисована не только внутренне, но и внешне – актёры в ярких, красивых костюмах, что делает и весь спектакль ярким, светлым, придаёт ему своеобразный шик, как в давнишних постановках «Вишнёвого сада», «Двенадцатой ночи». При этом и впавший в запой Чебутыкин, и прибежавшие с пожара офицеры красуются в белоснежных кителях и галифе…
Временами создаётся впечатление, что каждый из исполнителей занят углублением своего образа и изолирован от других. Как будто жизнь сосредоточена только в нём. Оттого и паузы порой выглядят длинноватыми. Блестящие актёрские работы и режиссёрские мизансцены составляют чудесную картину, которая тем не менее местами остаётся плоской, а не стереоскопической.
Однако представляется, что спектаклю суждено ещё долгое существование, и можно надеяться, что он вновь наполнится дыханием подлинной жизни.

«Потому Что» или «длЯ того, Чтобы…»


В ста шагах от праздника. Премьера спектакля по пьесе С.Лобозерова на Малой сцене МХАТ имени М.Горького. Режиссёр-постановщик А.Васильев, художник В.Серебровский. 18.06.2008.

Степан Лобозеров написал пьесу про простые трагедии скромных людей. Герои – учителя, бюджетники, больше других пострадавшие в годы реформ. Один из них – Виктор Петрович (А.Погодин), о судьбе таких, как он сам, говорит: «…Дёргают нас за ниточки, за верёвочки дёргают и забавляются, как мы смешно подпрыгиваем и шлёпаемся». У него от болезни умерла жена, а для лечения был продан дом её родителей, и теперь они живут вместе с Виктором и его сыном-школьником Игорем (К.Зайцев), которого терроризирует шпана, так что подросток и на улице не может показаться. Ситуация почти безысходная. И вдруг в газете появляется объявление: их двушку-хрущёвку можно выменять на «белый дом не берегу синей реки, с заливными лугами и лесными угодьями вокруг». В жизнь входит мечта – кажется, вот-вот она станет реальностью. И вот уже хозяева ждут на просмотр покупателей, владельцев того самого дома-мечты, ждут и волнуются: квартира-то их неказистая, с прогнившей сантехникой, давно не крашенными полами. Да ёще Бабка-тёща (Л.Мартынова) баламутит – не хочет она выезжать из городских удобств, хотя бы таких плохоньких. Надо как-то схитрить, чтобы гости не заметили изъянов квартиры… А помочь в беседе вызывается друг и сосед Семён (И.Криворучко), доморощенный «юрист».
Тут же зрителям показывают тот самый «белый дом». Дома-то и нет – не достроен, жить можно лишь в жалком помещении – то ли кладовке, то ли в летней кухне. Владельцы – одинокая мать Ирина Николаевна (Н.Моргунова), когда-то, как и Виктор, учительница, а нынче челночница, в соответствующем наряде – чёрном брючном костюме, и её дочь-школьница Света (К.Соломяная). Ирина намерена по поддельным документам, блефуя, выменять свою загородную времянку («ледяную избушку») на «избушку лубяную» – квартиру Виктора и его домочадцев, которых предприимчивая женщина считает «лохами».
Интрига налицо, и симпатии зрителей на стороне Виктора, рискующего, вдобавок к смерти жены, и жильё потерять. Не секрет, что такие махинации сплошь и рядом проходят вокруг нас в реальной жизни, и нередко проворачивают их такие же неприметные, как Ирина, женщины – ведь, по правде говоря, в нашей стране трудно отличить жену олигарха от челночницы.
Ситуация усугубляется тем, что притворяющийся крючкотвором Семён наивно верит блефу Ирины и готов в тот же день оформить рискованный обмен, да ещё под видом дарственной. Лишь случайность спасает ситуацию – Света лишается чувств, когда Игорь заводит разговор о лесных баталиях (дело в том, что незадолго до начала действия её с подругой сильно напугали в лесу хулиганы). Шокированная обмороком дочери, Ирина отказывается от сделки, раскрывает свой блеф.
Вся ситуация переворачивается: персонажи, которые до сих пор вели себя как «конкуренты, продавцы и покупатели», превращаются в людей, которые живут не «потому что», а «для того, чтобы». И вот уже Семён, в попытке обрести смысл в своей едва не загубленной пьянством жизни, готов уступить незадачливым маме с дочкой свою квартиру и переехать в их хибару, к «белому безмолвию».
Пьеса написана искусно: драматическое напряжение возникает с первой сцены и нарастает до кульминационной точки, чтобы разрешиться непредсказуемым образом. Характеры как будто выхвачены из жизни и сыграны почти натуралистично: достоверны и Дед (Н.Пеньков), не знающий в жизни ничего, кроме своего грузовика, и Бабка, хитроватая и в то же время простодушная бывшая продавщица, и современный книжник Игорь, и типичная, битая судьбой и научившаяся с этой судьбой бороться, горемычная российская женщина Ирина.
Особо следует отметить исполнение сложной роли Семёна: И.Криворучко не только создаёт здесь живой образ бестолкового, неудачливого, но талантливого и умом, и поэтическим даром «колобка» (как окрестила его Бабка), но и мастерски показывает его перевоплощение в «прокурора».
…Рядом с нами часто возникают такие ситуации, происходят такие события: мужья и родители продают квартиры, чтобы спасти неизлечимых жён и детей, бабушки-вдовы подбирают для заботы нелепых, никому ненужных стариков, а уж о махинациях с куплей-продажей и обменом квартир и домов и говорить нечего…
Из такого знакомого всем, привычного для просторов нашей Родины материала Степан Лобозеров построил крепкую, ладно скроенную пьесу, а театр во главе с народной артисткой СССР Татьяной Дорониной поставил по пьесе достоверный, берущий за душу спектакль, в котором нашлось место и народному юмору, и трагизму подлинной жизни.Ильдар САФУАНОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *