ЛЕДЕНЯЩИЙ ПУТЬ В ВЕЧНОСТЬ

№ 2008 / 32, 23.02.2015


40 лет назад в США было произведено самое первое криосохранение человека – тело 73-летнего профессора психологии Джеймса Бедфорда, умершего от рака. В 1991 году его осматривали медики…
Начали с червей
Ещё в древности, к началу нашей эры, было известно, что некоторые замороженные рыбки могут оживать после оттаивания. В континентальной части Чукотки, в 500 километрах от побережья Берингова моря, автор этих строк вместе с магаданским учёным Эдуардом Гунченко в 50-градусный мороз вырубали из реки куски льда для чая, внутри которых отчётливо просматривались замороженные, размером с мизинец, так называемые чёрные рыбки. В ямке тёплой ладони они вдруг оживали, подпрыгивая словно пружинки.
Это состояние анабиоза (обратимое прекращение жизнедеятельности организма) в начале 18-го века изучал голландский учёный Антони ван Левенгук, в 19-м – немецкий учёный Вильгельм Прейер. Речь шла всего-то о червях и прочих простейших организмах. Но впервые высказал предположение о том, что путём цикличного замораживания и оттаивания можно продлить жизнь человека, английский хирург и анатом Джон Хантер. Однако основоположником крионики всё же считают американца Роберта Эттинджера, автора нашумевшей в 1964 году книги «Перспективы бессмертия».
В России этой темой занимался физик Порфирий Бахметьев, экспериментируя с куколками бабочек. Его весьма любопытные опыты были прерваны преждевременной смертью в 1913 году. Кстати, о работах Бахметьева, по-видимому, знал Маяковский, написав известную пьесу «Клоп», главный герой которой был случайно заморожен в 1929 году, а через 50 лет оживлён. Появились другие фантастические произведения о бессмертии, которые регенерировали научную мысль. Далее в конце 40-х годов с открытием новых свойств глицерина за крионику взялись шведский ботаник Лидфорс и русский ботаник Максимов. Но речь шла о замораживании пока небольших фрагментов тканей млекопитающих и человека.
Опустим подробности. В итоге к середине 60-х годов прошлого века сформировалась крионика – конкретная область научно-практической деятельности, которая интегрирует в себе криобиологию, криогеннную инженерию и практику клинической медицины.
Вернёмся к первому пациенту первого криохранилища в США профессору Бедфорду. Его тело целиком погрузили в жидкий азот при температуре минус 196 градусов. Но последние достижения крионики таковы, что нет никакой нужды подвергать глубокой заморозке всё тело умершего человека (его, оказывается, легко потом клонировать), важно сохранить мозг со всей его «начинкой» – памятью.
Спи спокойно, дорогой товарищ!
Прежде чем перейти к раскрытию довольно нудных (но обязательных) тайн заморозки человеческих клеток и их предположительного оживления через столетия, возьмём, как говорят, быка за рога: так какие же персонально физические лица на сегодняшний день «спят» в депозитариях мира, сколько их, и во что обходится эта сугубо клиническая операция?
В США, кроме указанного профессора психологии, в жидком азоте «плавают» Уолт Дисней, Сальвадор Дали, звезда бейсбола Тед Уильямс. Это по слухам, так как большинство контрактов не предусматривают разглашения имён пациентов криофирм. Всего по всему миру в криогенных камерах хранится более 200 тел или фрагментов их. Правда, за это время из-за несоблюдения технологии девять мертвецов начали разлагаться, и консервация их прервалась банальным погребением в землю. Контракт на посмертное сохранение только в США подписали 1300 ныне здравствующих людей. Стоит сия процедура от 30 до 150 тысяч долларов, то есть условия пребывания в заморозке похожи на наши сословные кладбища: одни разлагаются в роскошных гробах с «мобильником» и вентиляцией, другие – в дощатых, наспех сколоченных «ящиках», у одних могилу венчают роскошные памятники из мрамора, у других – плиты из каменной крошки или скромные деревянные кресты.
Сейчас, как правило, мозг добровольца-отморозка (извините за игру слов) помещают в сосуд Дьюара из алюминия. Но можно заказать и даже при жизни подержать в руках собственную урну из серебра, золота или платины. Если, скажем, через сотню лет азотно-погребальная фирма обанкротится, останки закапывают на кладбище или кремируют, а драгоценный сосуд возвращается потомкам или (если такое предусмотрено в контракте) идёт на уплату долгов за регулярную докачку в сосуд Дьюара жидкого азота, имеющего свойство испаряться.
Как признаются адепты крионики, на заморозку соглашаются люди с некоторыми возрастными психическими отклонениями. Так, великий Сальвадор Дали при жизни страдал тяжёлыми личностными расстройствами, испытывал болезненное подсознательное желание кровосмесительной любви к матери. Под конец жизни у него возникла маниакальная идея воскресить мать и вознестись с нею на небеса. К слову сказать, умственная недостаточность в старости не так страшна, как, скажем, почечная недостаточность – последняя сопряжена с болью и муками, а при старческом некотором слабоумии мир кажется по-детски сказочным, а манная кашка такой же вкусной, как в младенчестве.
Но заглянем в Россию. Всего-то только в прошлом году сели за один стол девять молодых предпринимателей и сказали: мы хотим «проснуться» через тысячу лет, и для себя учреждаем криофирму. Да, забыли сказать: криоконсервации могут быть подвергнуты тела умерших без его завещания, а лишь по желанию родных. Ну, это уж слишком – лежать вверх ногами сотни лет, да ещё в диком холоде.
Адрес подмосковной криофирмы не скажем – это уже будет реклама. За год существования этой «конторы» в совершенно непрезентабельном домишке на леденящий путь к бессмертию отправились 3 (три) человеческих мозга. По рассказам одного из российских адпетов крионики Алексея Потапова, первой стала 81-летняя учительница математики из Санкт-Петербурга Лидия Федоренко. Более того, до этого серое вещество старушки полгода хранилось во временном контейнере с сухим льдом в домашних условиях у любящих родственников. Заморозились ещё две женщины – обе умерли от рака. В СМИ иногда упоминается ещё один засекреченный москвич, который якобы тоже умер от рака и пролежал в сухом льду четыре года.
В отечественной криофирме, если хорошо попросить, могут открыть сосуд Дьюара, и когда испарится облачко азота, на дне можно увидеть аккуратные металлические коробочки с серым веществом. Это впечатляет, иные (а их уже в очереди 30 человек) тут же заключают контракт, вносят из 9 тысяч долларов первый взнос в 1,5 тысячи – и, как говорят любители изящной словесности, – кранты: теперь остаётся дождаться своей смерти.

Нанотехнологии изменят мир

Далеко не все ещё привыкли к слову «нанотехнологии». Это устройства размером в одну миллирдную долю метра, способные работать с отдельными атомами и молекулами. Об этом направлении стало широко известно в 1966 году, когда авторам изобретения была присуждена Нобелевская премия. Другими словами, учёные вплотную подошли к созданию роботов размером с молекулу, которые будут снабжены миниатюрным вычислительным устройством и манипуляторами, позволяющими перемещать молекулы и модифицировать их структуру – это есть молекулярная хирургия. А следующий сценарий оживления тела или серого вещества таков: в размороженное тело криопациента внедряется огромное количество (миллионы миллиардов) молекулярных роботов, их совокупный вес составит всего 0,5 килограмма. Эти роботы смогут анализировать все повреждения в клетках организма, возникшие в процессе смерти и хранения. При необходимости они будут обмениваться информацией между собой, а также с контролирующим их деятельность суперкомпьютером, расположенным вне тела. На основе анализа роботы исправят все повреждения. Попутно проводится омолаживание и лечение клетки. То есть с операционного стола встанет не дряхлый больной старец, а здоровый омоложенный молодец. Похоже на фантастику, но серьёзные разработчики нанотехнологии в рамках крионики заявляют, что эти роботы непременно будут созданы через 50 – 100 лет. Некоторые учёные считают, что это станет возможным через 25 лет. Ко всему молекулярные роботы смогут регулярно омолаживать весь организм и в дальнейшем, фактически создадут прецедент вечной молодости. Однако лишь очень небольшая часть мирового научного сообщества верит в эту идею. История науки и техники изобилует примерами, когда открытия и изобретения, повлиявшие впоследствии на развитие человеческой цивилизации, сначала оценивались как нереальные и бесполезные. В медицине примером служит история внедрения анестезирующих веществ: ещё в середине 19-го века большинство медиков считало, что хирургия без боли невозможна. Но мы опять несколько забежали вперёд.
Медленное умирание
Благодаря успехам реаниматологии стало ясно, что смерть это не мгновенный акт, а сложный, длительный, многоуровневый процесс, отдельные стадии которого являются обратимыми. После прекращения поступления кислорода в мозг его клетки перестают работать и постепенно начинают умирать. Этот процесс длится от нескольких минут до одного часа, а при понижении температуры тела до 20 – 25 градусов – до нескольких часов. Такое охлаждение используют в современной хирургии. После смерти нервной клетки её структура сохраняется до нескольких десятков часов. То есть после биологической смерти можно предположить, что память умершего не сразу разрушается – только после её разрушения наступает окончательная смерть. Но современная наука точный момент «информационной» смерти определить не в состоянии. Пока.
И только в довольно коротком диапазоне послесмертной жизни этих тонких структур возможен криостаз. В тело через освобождённую от крови кровеносную систему вводят химические вещества (растворы на основе глицерина), уменьшающие повреждения тканей от замораживания. Затем тело постепенно охлаждают до минус 196 градусов и помещают в криостат с жидким азотом. В таком состоянии тело может сохраняться многие сотни лет.
В медицинских целях уже давно научились замораживать до температуры жидкого азота и последующего оттаивания фрагменты человеческой кожи, роговицу, костный мозг, сперму и эмбрионы. Было отмечено, что в небольших кусочках мозговой ткани взрослого организма после замораживания и оттаивания наблюдается электрическая активность нейронов. Больших успехов в этом деле добилась американская компания «Медицина ХХI века».
Ещё одно направление – сеттлеретика
Инженер-электронщик Алексей Потапов дал прелюбопытнейшее интервью, которое не грех для разнообразия процитировать в сжатом виде, сократив несущественные рассуждения:
«Вопрос: А не задохнётся ли планета от перенаселения?
Ответ: Обычные смертные люди размножаются со скоростью бактериальной среды. В конце ХХ века нас будет 7 миллиардов.
– Так что же, не размножаться?
– Мы со своей стороны ратуем за то, чтобы ныне живущие жили вечно, а новые не рождались. Рождение нового человека – это колоссальная и не всегда оправданная затрата ресурсов. Точно так же смерть человека – затрата ресурсов.
– Но где гарантия, что общество будущего будет продолжать инвестировать в размороженных и вообще их примет? Кому вы будете нужны там, бездетные и бессмертные?
– Если не впишусь в социальное окружение будущего, сильно не расстроюсь – останусь в своём окружении, буду общаться с такими же гостями из прошлого.
Далее Алексей Потапов предположил совсем невероятное:
– Уже известно, что размороженный человеческий мозг можно будет вживить в тело клона или киборга. А можно и оцифровать имеющуюся в мозге информацию и запустить её в Интернет, пусть воскресший живёт в виртуальной реальности! Я сам этого хочу. Жизнь в виде компьютерной программы наиболее оптимальна. Выделение информационной составляющей из биологического носителя и трансплантация личности на компьютерные носители открывает массу возможностей. Можно создать несколько копий своей личности и находиться в нескольких местах одновременно. Можно скачать в своё сознание дополнительную информацию и стать намного интеллектуальнее. Короче, исследования по переводу человеческого разума в компьютерную форму уже ведутся, называется это научное направление – сеттлеретика».
Резюме
Есть во всех этих рассуждениях одно «но», не раз встречавшееся в электронных носителях информации. В большинстве своём нормальные люди не хотят замораживаться, не хотят жить неопределённо долго. Во-первых, есть боязнь встретить землю такой, какой её увидел главный герой романа (и одноимённого фильма) Леонида Леонова «Бегство мистера Мак-Кинли»; во-вторых, как было сказано выше, неизвестно, каким будет общество через сто лет; в-третьих, неопределённо долго жить скучно и хлопотно, да ещё в виде компьютерной программы. Нет, пусть будет так, как есть, лучше при жизни дождаться новейших медицинских технологий по предупреждению разных заболеваний и продлению жизни. Владимир ХРИСТОФОРОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *