СОМНЕНИЯ В ГРИГОРИИ РАСПУТИНЕ

№ 2008 / 52, 23.02.2015


Валерий Поволяев сначала открыл читающему миру историю освоения нефтяных богатств на Обь-Иртышском Севере, а затем взялся за изучение белого движения. Но перед тем как приступить к циклу романов о гражданской войне, он выпустил книгу о Григории Распутине.
– Я-то, когда впервые в 1990 году обратился к фигуре Распутина, – признаётся писатель, – испытывал к нему симпатию. Мне казалось, что его оклеветали. Но стоило мне углубиться в фонды Центрального архива Октябрьской революции, моё отношение стало меняться. Безусловно, Распутин был человеком необычайных способностей. Он обладал сверхчувствительностью. Но на что он тратил свою энергию? А тут в Россию приехал внук Родзянко. Я спросил у него, как Русская православная зарубежная церковь отнеслась к Распутину. Он сказал, что резко отрицательно.
– Лет пять назад вышла книга детективщика из Красноярска Бушкова, который утверждал, будто Распутин пал жертвой группировки атлантистов, не хотевших, чтобы Германия оказалась стратегическим союзником России. Вы разделяете эту точку зрения?
– Я не читал Бушкова, поэтому ничего прокомментировать не могу. Скажу только, что я до сих пор испытываю сомнения, правильно ли я понял Распутина. Я хочу в перспективе переиздать свой роман, но сопроводить его новым послесловием. Причём мне хотелось, чтобы послесловие написал кто-нибудь из сведущих священнослужителей.
– Что сейчас в вашей чернильнице?
– Вот-вот выйдет мой роман о Дутове. А в производство я сдал книгу о Миллере. И на столе у меня сейчас рукопись романа об атамане Калмыкове.
– Вы, наверное, решили создать целую галерею белых генералов?
– Пусть будет так. Вообще, сначала я написал роман о Колчаке. Потом меня увлекла фигура атамана Семёнова. Затем на моём горизонте появился Каппель. Если всё удачно сложится, то попробую написать ещё книгу о генерале Пепеляеве.
– Что ж, удачи вам.
Вячеслав ОГРЫЗКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *