Жить для других

№ 2014 / 51, 23.02.2015

Отчего так неспокойно на сердце? Улица за окном рабочего кабинета подморожена, – как и страна, – но ощущение безвременья, в котором мы все зависли

Отчего так неспокойно на сердце? Улица за окном рабочего кабинета подморожена, – как и страна, – но ощущение безвременья, в котором мы все зависли, не вытравить из души, не перебороть делами, работой, решением бытовых вопросов. Отчего мир стал таким хрупким, как хрусталь? Хватит одного неосторожного движения, чтобы всё разбилось на наших глазах. Склеивать придётся долго и мучительно, и, даже склеив, не избавиться уже от трещин и сколов. И ты с ужасом понимаешь, что тебя волнует уже не «как избежать», а «когда начнётся».

Скульптура «Жажда» (Брестская крепость)
Скульптура «Жажда» (Брестская крепость)

Либералы, патриоты, евразийцы, западники, националисты, консерваторы, правые, левые… Я перестал видеть разницу. Да, я сам из лагеря патриотов, возвращение Крыма и русский мир – это мои скрепы, мои точки опоры, и я сверну с них только в могилу. Но мы забыли, что кроме всего прочего мы ещё и люди. Любим, ненавидим, прощаем, каемся, мучаемся – это всё мы, один народ. А воздух как никогда пахнет войной. Втяните его в себя поглубже, прямо сейчас. Слышите? Вы слышите этот сладковатый трупный запах?

Капитализм – раковая опухоль планеты – остался без пищи. Нет уголков, не заражённых его вирусом. И он начинает пожирать сам себя. То есть нас. То есть конкретно тебя. Это настолько очевидно, что становится страшно: почему никто этого не видит? Мы как слепые котята в мешке, а ведро уже наполнено до краёв холодной речной водой.

Знаете, отчего всё зашло так далеко? Мы перестали жить для других. Эгоизм вселенский, эгоизм системный разбил нашу действительность на множество маленьких правд. У либералов своя правда, у патриотов правда своя, у народа, у власти, у чиновников, у менеджеров, у корпораций – у всех появилась своя правда. Даже у проститутки, и у той, верно, есть какая-то своя, особенная правда. А общая пропала. В прошлые века выразителем такой единой для всех правды являлись христианские ценности. В Советском Союзе – коммунистические идеалы. А сейчас нет ничего. Пустое пространство, по которому катятся кусты чертополоха. В сердцах катятся, если кто не понял.

Вопрос не в том, чем закончиться противостояние России и США. Главный вопрос, который всё время ускользает от внимания: зачем? Не хочется скатываться в пропагандистский пафос, но если мы внятно ответим на этот вопрос, то эти маленькие разные правды начнут сливаться в одну. Как ни крути, всё дело в «бабках». Через 200–300 лет наши потомки будут изучать в учебниках истории, как энергетические ресурсы стали причиной новой войны. Будут писать рефераты на эту тему. Ну, как мы сейчас пишем рефераты о событиях Смутного времени. Будут исторические конференции, семинары, монографии. Но они, как всегда, никого ничему не научат, если маленькие правды не соберутся воедино. Так вышло, что ресурсы имеют территориальную принадлежность. Одновременно с нефтью и газом мы будем защищать землю, на которой живём, которая досталась нам от предков и перед которой у нас есть обязательства: передать внукам в целости и сохранности. Кто-то не готов за это умирать. Господь ему судья. Но надо отчётливо для себя понимать, что ты воюешь не за нефть, не за газ – за землю. Вот её-то нельзя предавать – не простит.

«Не все мы умрём, но все изменимся», – эти слова апостола Павла я прокручиваю в голове каждый день. Я знаю, когда мы изменимся. Как только начнётся война – мы соберёмся в кулак. Так было всегда за нашу тысячелетнюю историю. Может быть, в этом и есть предназначение русского народа? Терпеть рост цен, проходимцев у власти, безнаказанность хапуг, – терпеть и молча делать своё дело каждый божий день. И собираться в кулак в переломный момент мировой истории. Мы не выбирали этот крест. Мы будем рады, если Господь переложит его на плечи другого народа, потому что цену за такую ношу приходится платить неимоверную. Но и бросить этот крест посреди пыльной дороги на половине пути совесть не позволяет. Даже не совесть – смирение и вера в Справедливость. Оттого и создал нас Бог такими терпеливыми. Оттого и заселил между Европой и Азией, чтобы терпением спаять две цивилизации.

Мы живём прошлым, гордимся им и, в отличие от Запада, не смотрим в будущее. Нет, нам не лень. Мы просто знаем наверняка, что ничего хорошего в этом будущем нет. Поэтому, делай, что должен и будь что будет. А должно – жить для других и только в этом находить смысл и оправдание собственному существованию. Чтобы само время пахло трудовым потом, стружкой и крепким табаком.

Помните эти строчки?

Неприметной тропой пробираюсь к ручью,

Где трава высока, там, где заросли гуще.

Как олени, с колен, пью святую твою

Родниковую правду, Беловежская пуща…

Вы же помните, вы всё это помните! И мотив Пахмутовой, взлетающий ввысь на словах «с колен», – не случайное совпадение. Мы оттого и живём прошлым, что только в нём черпаем силы для жизни в настоящем. А до будущего ещё дожить надо, доскрипеть, доползти. И пощёчиной самим себе и всему во что мы свято верили, звучат намалёванные на памятнике Юрию Гагарину слова: «Юра, прости нас, мы всё просрали».

Истерия зашкаливает в нашем обществе. Градус её настолько высок, что закипает душа. И точка кипения постепенно превращается в точку невозврата. Ни один вменяемый человек не будет желать начала войны, но вглядитесь в реальность, люди, как близко мы к ней подошли! Уверен, что её можно ещё избежать, рубеж бесповоротности не пройден. Но для этого необходимо осознать, что война уже на пороге. И к этому не подготовишься, всё всегда происходит внезапно.

Сегодня нашу страну назначили Мордором. Это крайне ловкая подмена, дающая моральное обоснование экспансии. А мы шутейно скалимся в ответ, мол, да, мы орки, давайте, идите к нам. Эта риторика уже проникает в наш мозг, и мы забываем, что никакие мы не орки. Обычные русские люди. А ещё забываем, что русскость – это не этническая категория. Русский – это любой человек, думающий на русском языке и включённый в русское цивилизационное пространство, трудящийся во благо и процветание этого пространства, вне зависимости от цвета кожи и разреза глаз. И оттого, что мы всё это забываем – размываются наши скрепы, наши точки опоры. Вот и дожили до того, что толкни – зашатаемся.

Есть средство, чтобы укрепить в душе эти основы. Откройте карту СССР. Посмотрите на неё. Не на территорию – на внятную красную линию вдоль границ. Она, выползая прозрачной ретушью на сопредельные государства, защищала нас на визуальном уровне. Эта линия была нерушимым оплотом. Никогда в современных российских атласах я не встречал её повторяющуюся в подобной твёрдости и толщине. Никогда. А надо бы прочертить такую линию. Хотя бы в своём сердце. И тогда появится смысл: ради чего стоит жить и ради чего не стыдно идти на смерть. Лучше, конечно, жить и трудиться, но тут как карта ляжет. От нас уже ничего не зависит. Нас загнали в тупик.

Зря они это сделали.

Но в одном я убеждён бесповоротно: мы выстоим, всё вынесем на своих плечах. Чтобы на обломках старого мира углем и пеплом накарябать несмываемое: жить для других!

Дмитрий ФИЛИППОВ,
г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *