В зеркале звуков

№ 2014 / 51, 23.02.2015

Учёные и независимые исследователи, не сговариваясь, обходят стороной феномен «глупой» музыки. Редко нам приходится внимать дискуссиям

или Музыка, делающая тебя тупым

Учёные и независимые исследователи, не сговариваясь, обходят стороной феномен «глупой» музыки. Редко нам приходится внимать дискуссиям о социо-политических и культурных предпосылках такого её небывалого ажиотажа, какой мы наблюдаем сейчас, и обсуждать её функции, из которых наиболее интересной была бы психологическая. Не подвергают они анализу и взаимосвязь музыкальных предпочтений и интеллекта человека.

Причин тому несколько: многим покажется это достаточно смехотворным поводом для научных изысканий, не желают академические мужи, чтоб им вменили известное: «о вкусах не спорят» и опровергли серьёзность объекта исследования, другие, понимающие, что вопрос заслуживает внимания, не знают, как к нему подступиться, представляя масштаб подобного проекта. Ситуация напоминает ту, что сложилась в научном мире в начале XX века по отношению к популярным в то время «спиритическим сеансам». Параллель самая очевидная: интересно, но предосудительно. Итак, представители науки недовольно хмурят лбы, несмотря на то, что наука, являясь социо-культурной производной общества, вступила в эпоху постмодернизма, утвердив то, что любая гипотеза имеет право на существование.

Однако есть энтузиасты, которые всё же предпринимают попытки разобраться. Так, программист Вирджил Гриффит, разработавший приложение, позволяющее отслеживать происхождение правок в статьях «Википедии», однажды слушая бренчание и пение некого музыканта, задумался: «Что же может происходить в голове человека, которому действительно нравится эта ерунда». Наверное, каждый из нас задумывался о подобном, видя человека в наушниках, из которых отчётливо разносятся напевы вроде: «Я приготовлю для тебя огромную пиццу», «А тому ли я дала?», «Баба Люба, давай». В России справедливо принято называть категорию подобных исполнителей поющими трусами, и в свете последнего тренда отнести это можно уже не только к лицам женского пола.

Программист Гриффит придумал простой и в тоже время удобный способ определить уровень интеллекта в зависимости от того, какую музыку любит человек: в течение нескольких лет он соотносил данные академического оценочного теста (SAT), который сдавали выпускники в разных колледжах США, с тем, какую музыку они чаще всего скачивали. В результате получилась таблица зависимости музыкальных предпочтений от интеллекта и, как минимум, просто любопытная картина.

Конечно, научную состоятельность его метода легко подвергнуть критике, но вот сказать то же о достоверности и актуальности с такой же лёгкостью нельзя. Итоговые данные не только подтверждают распространённые неписанные истины, но и вторят многим авторитетным социологам, заявляющим, что в виду резкого повышения роли корпораций и производителей и снижения публичного дискурса выгодно стало человека превращать в аполитичного и недалёкого потребителя на диване. Заинтересованы в этом не только власти, но и корпорации, идеальной целевой аудиторией которых являются, конечно, не духовные единицы и личности, а «безвольные кошельки», проявляющие инициативность только в следовании моде и удовлетворении низших потребностей. Такая вот товароориентированная биоформа.

На страже этих интересов выступает телевидение, разговоры о котором уже набили оскомину, но вот о музыке молчат, хотя её действие в виду ненавязчивости может оказаться куда сильнее. Приведём дальше картину, которую получил программист. Итак, видно не даром говорят о преображающе-созидательной роли классической музыки: большой отрыв от всех и безусловное лидерство было у ценителей Бетховена. На этом можно ставить точку, так как вы догадываетесь, что глупее всех, конечно, оказались поклонники американского рэпера Lil Wayne. Взаимосвязь стереотипная и в то же время отрезвляющая: любители попсы (Beyonce, Eminem, Jay Z и иже с ними, культивируемые супер-звёзды) показали низшие интеллектуальные способности. Чуть вперёд ушли любители Maroon 5 и Metallica, значительно «умнее» которых оказались поклонники Фрэнка Синатры, Битлз и U2.

Конечно, эта шкала – раздолье для неакадемических дискуссий и бурной полемики, но её выводы – повод задуматься над многими куда более серьёзными проблемами, чем та, кто лучше справляется с тестами: любители покачаться под рэпачёк или встречать закат под Enigma. Не нужно разбираться ни в какой тонкой феноменологии души, чтоб о человеке говорить по музыке, которую он любит. Люди предпочитают выбирать звуковое сопровождение согласно обстановке, на тусовке нормальный вменяемый человек не включит Вивальди «Тема и девятнадцать вариаций». Конечно, судят не по тому, под что он танцует или что слушает, но что его восхищает, на что он действительно резонирует.

Как говорит известный популяризатор классической музыки Михаил Казиник, к классической музыке вкус можно привить. Вы поспорите? Подтверждениями чрезвычайно богата его деятельность, о которой можно прочесть в книгах. Мы перескажем одно из них: он находил «оторв» и вручал им билеты, попросив только о том, чтобы они всё же высидели на концерте классической музыки. По завершении отзывы были плачевные: «Люди просто придуриваются, когда говорят, что их это восхищает», – плевались они после прослушивания симфоний.

После Казиник организовывал ещё одну встречу, на ней он рассказывал про каждого исполнителя и словами описывал красоту и новаторство каждой отдельной композиции и затем её воспроизводил (он сам музыкант). Результаты были ошеломляющие, эти самые оторвы признавались, что до этого они как будто вообще ничего не слышали, а сейчас получили несравненное удовольствие, которое для них было закрыто.

Но разве это кому-то выгодно? Разве выгодно, чтобы у человека активизировалась мозговая деятельность, расширялось сознание, появлялось чувство прекрасного, крепла воля к действию и стремительному движению вверх? Нет, выгодно кормить людей музыкальным шлаком и отуплять их, пока они стоят в многочасовых заторах на дорогах или едут с наушниками в метро. А люди, привыкшие к чему-то, машинально и естественно становятся глухи к гармониям. В их мозгу уже создались устойчивые связи, резонирующие радостью на другие звуки, и им не покажется прекрасной ни одна симфония. Цивилизация достигла той точки, когда кормится суррогатным пластиковым сырьём и слушает шлак.

Выводы Гриффита и исторический опыт применения музыки, ведущий своё начало от камлающих звуками шаманов, заставляют ещё раз задуматься о культуре, взращивающей кошельки. Рос глянцевый кошелёк, слушал «Песни ни о чём» и стал тупым. Ситуацию в России не изменил уходящий Год культуры, будем надеяться, что впереди нас ждёт Год музыки.

Наталья ГОРБУНОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *