Балканская муза: Влада УРОШЕВИЧ. ДЕТИ ТЯНУТ РУКИ

№ 2016 / 3, 27.01.2016

Влада Урошевич – один из самых известных поэтов современных Балкан, а уж в родной Македонии, где поэт живёт и работает, его знают не только профессионалы литературы и искусства.

Мне довелось общаться с поэтом в прошлом году, на поэтическом фестивале в Белграде и я был удивлён, насколько он продвинут в современной русской (и не только) литературе. Нетрудно заметить, что его стихотворения зачастую склонны к яркой метафоре, однако это не является самоцелью для автора, скорее – это подтверждение сказанного.

05

Влада УРОШЕВИЧ

 

Его техническая оснащённость замечательна: стихи читаются легко, и даже не всегда сразу замечаешь отсутствие рифмы. Помимо многочисленных поэтических книг, Урошевич является автором интересной прозы: романы, повести, эссе, автором многих литературоведческих статей и т.д. И даже такой факт: писатель опубликовал две книги о фантастическом в живописи… Переводил Маяковского, Пастернака, Каменского, Мандельштама и Вознесенского.
Его произведения отмечены престижными наградами Македонии, Сербии, Франции.

Что остаётся добавить? Наверное вот что: свои произведения Влада Урошевич переводит на русский язык сам. Возможно, они и нуждаются в некоторой редактуре, но, с другой стороны, и в таком «македонском» формате представляют значительный интерес.

Я рад представить читателям «ЛР» этого уникального балканского автора.

Евгений ЧИГРИН


 

                    Планета для поселения

 

Три луны две из которых с нездоровыми

                                                                      излучениями.

Семь времён года; шесть невыносимо холодных.

Девять сортов пшеницы;

                                     восемь смертельно ядовитых.

Двенадцать разных ветров;

                                             одинадцать песочных бурь.

Шеснадцать континентов;

                       пятнадцать неподходящих для жизни.

Двадцать четыре часа у каждого

                                             из которых три ряда зубов.

 

 

                         Чудовища

 

Тёплые и гладкие, красивые и свирепые,

чудовища в сумерках вылезают из углов.

Их мех мерцает как старый бархат,

как фарфор белеют их белки в глазах.

 

Поблёскивают как бусы ядом наполненные

их когти и чешуя, нокти и клыки.

Раскачиваются и корчатся, ползут и извиваются

ласковые и опасные, сумрачные чудовища.

 

Оставляют свои постели в комнате

где переспали день никем не замеченные.

Медленно и нечётко выделяются от предметов

их движения, их густые переплетения.

 

Они затемняют зеркала, ползают по книгам,

подло оживают из ковровых узоров.

Они повсюду вокруг, ужасные и заманчивые,

и дитя с восхищением протягивает к ним руки.

 

 

                         Ночь

 

Женщина ходит по городу и её тень

прикасается к домам

                               в которых все спят.

Никого нет на улицах

                                          и шорох её ног

похож на удар бабочки

               по заснувшему инструменту.

 

Она останавливается

                  перед Большой Библиотекой

немного недоумевая,

                  с лёгкой нерешительностью.

Потом подымается

                                по широкой лестнице

и тяжёлые двери

                   оказываются не запертыми.

 

Она проходит вдоль

                                                книжных полок

не зажигая света, будто бы

                                         не зная что ищет.

Через окна падает Лунный свет

на её неведомо чему

                                       улыбающееся лицо.

 

Она протягивает руку и медленно

                                   извлекает одну книгу:

город вздрагивает от нехорошего

                                                  предчувствия.

А когда она открывает

                                                первый листок

повсюду пробуждаются дети

                                         и кричат как обезумевшие.  

Влада УРОШЕВИЧ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *