Будущее принадлежит тому, кто его созидает

На конкурс «Мой родной язык»

Рубрика в газете: Жизнь национальностей: в поисках гармонии, № 2020 / 24, 25.06.2020, автор: Василий ЦЕРЕНОВ (г. ЭЛИСТА, Республика Калмыкия)

 

Василий ЦЕРЕНОВ

Язык – бесценный кладезь исторической памяти народа, сохранивший важнейшие сведения о формировании этноса, его культурных связях и духовных устремлениях. Слово обладает огромной энергией, формирует мировоззрение человека, воодушевляет его или, наоборот, заставляет бездействовать, и всегда заключает в себе объективную историческую информацию.
1203 год. Идёт сражение между монголами и кереитами, являющимися одними из предков нынешних калмыков. Кереитские воины шли в бой, как об этом свидетельствует «Сокровенное сказание монголов», литературный памятник 1240 года, неустанно повторяя молитву «Авва Отче». Дело в том, что кереиты в 1007 году приняли христианство несторианского толка. И с тех времён понятие мир, вселенная в калмыцком языке передаётся словом орчлонг. Этимология его восходит к названию Иерусалима, города, который христиане, впрочем, как иудеи и мусульмане, считали центром земного мира и вселенной.
Это не значит, что наши предки не знали, что такое природа, окружающий мир, который они называли словом байгал. Отсюда название озера Байкал, воплотившего в себе, по их мнению, стихию воды.
Слово же сансар означает космос. Оно пришло из санскрита вместе с буддизмом, который предки калмыков окончательно приняли в средние века. Центром земного мира в буддийской космологии является гора Сумеру. В калмыцких сказках, когда хотят подчеркнуть давность происшедшего, говорят: в ту пору гора Сумеру была ещё холмиком.
Калмыки, потомки древних кочевников Центральной Азии, испытали влияние многих культурных течений и явлений. В монгольском мире христиан называют эрхуд, термином, возникновению которого мы обязаны греческому слову архонт, пришедшему в калмыцкий язык при персидском посредстве. Отражением этого термина осталось название калмыцкого рода эрекчуд.
Другое греческое слово ном от согдийцев попало к уйгурам-буддистам, затем перешло к монголам и стало обозначением книги и религиозного учения. У сегодняшних калмыков номт – это учёный, а книга передаётся тибетским словом дегтер, связанным опять же с персидским и греческим эквивалентами этой лексемы.
Историки сломали немало копий, выясняя, кем по происхождению были хунны – тюрками или монголами? Известно, что в 209 году до н.э. дунху, соседи хунну, потребовали отдать им сначала лучшего коня, потом красавицу-жену, а затем и часть земель. Глава хунну выполнил два первых условия, когда же дело дошло до третьего требования, сказал, что земля – это основа государства, собрал войско и разгромил неразумных соседей.
Этот сюжет, рассказанный Сыма Цянем, «отцом» китайской истории, и, по мнению востоковедов, напоминающий фольклорное произведение, буквально повторяется в калмыцком эпосе «Джангар».
В ханскую ставку прибывает иноземный посол и от имени своего владельца требует отдать коня Аранзала, ханшу Ага-Шавдал и прекрасного певца Мингияна. В другой песне список требований варьируется, аргументация носит оскорбительный характер: «Слышал, что Ага-Шавдал – ханская дочь, будет поливать воду на руки моей супруге».
Джангар решает уступить требованиям врага, но иначе поступают его богатыри. Они находят в себе силы подавить врага и отстоять благополучие родной страны.
Изумительна по силе воздействия клятва богатырей в великолепном переводе Семёна Липкина:
Жизни свои острию копья предадим,
Страсти свои державе родной посвятим.
Да отрешимся от зависти, от похвальбы,
От затаённой вражды, от измен, от алчбы.
Груди свои обнажим и вынем сердца
И за народ отдадим свою кровь до конца.
Здесь имеется только одна неточность. В оригинале сказано: «все помыслы посвятим Джангару», олицетворяющему в этом случае страну. В 1940 году на празднике эпоса в Элисте Пётр Павленко, которого сегодня воспринимают как литературного функционера, сказал, что «на мрамор просятся эти слова».
В 1609 году калмыки вошли в состав России. Дата эта стала рубежом в истории народа, жизнь и деятельность которого с тех пор развивается в тесном взаимодействии с народами России, в недавнем прошлом – Советского Союза.
Историки отмечали, что калмыцкие воины участвовали во всех войнах, которые вела Россия, и всегда оставались верными данной ими присяге. Николай Карамзин, видимо, изучавший шертные записи калмыцких тайши, сообщал, что «Историю Государства Российского» писал и для калмыцких владельцев, отдельные из которых немногим позже подписались на посмертное собрание сочинений Пушкина.
Событием огромной важности стало для калмыков знакомство с именем и творчеством Александра Пушкина. Он не раз встречался с калмыками, наблюдал их быт, жил в калмыцкой юрте, к отдельным представителям народа испытывал дружеское расположение, к иным – нежное влечение, и всё это нашло широкое отражение в его творчестве.
Обращаясь к калмыкам в своём знаменитом «Памятнике», поэт, по сути, первым объявил о культурной общности народов России, которая и является объединяющей основой государства. Свидетельство тому – русские слова, буквально хлынувшие в калмыцкий язык. Процесс этот носил взаимный характер: калмыцкие слова, судя по словарям Владимира Даля и Макса Фасмера, также вошли в русский язык. Некоторые из них сегодня вышли из употребления, другие продолжают жить в устной речи и литературе.
В калмыцкой сказке мальчик просит табунщика подобрать ему боевого коня. Тот спрашивает, чей ты сын?
«Я – сын Довдон Цаган-хана, который не знал потрясений в течение семи поколений», – отвечает мальчик. Табунщик роняет: «Значит, пришло время потрясений».
Потрясением государственных основ страны и жизни народа обернулся 1917 год. Здесь всё смешалось: и благо, и зло. В начале революционные романтики помогли восстановить в Калмыкии национальную государственность, прерванную Екатериной II в конце XVIII века. Началось социально-экономическое возрождение автономной области, сопровождаемое подъёмом общего образования и культуры.
И в то же время в 1925 году власти региона отказались от национальной письменности «тодо бичиг», на которой существовала огромная оригинальная литература, включая переводы буддийских сочинений, индийских сказочных сборников и эпоса «Рамаяна», произведений Пушкина, Толстого, Крылова. Это было большевистское решение в одночасье перейти на кириллицу, графическая система которой вовсе не была рассчитана на нужды калмыцкого языка. В 1930 году столь же директивно перешли на латиницу. В 1938 году вернулись к кириллице, калмыцкую графику которой мало-мальски удалось разработать лишь в 1960-е годы. То есть, не успевая достроить здание, мы каждый раз его разрушали.
Эти решения породили одну глубокую проблему. Перейдя на кириллицу, мы перестали обозначать в письме так называемые неясные гласные звуки. И теперь нередко получаем на письме буквенное сочетание из нескольких согласных, что затрудняет не только детям изучение языка. В языке же ускорился процесс редуцирования гласных, происходят необратимые фонетические изменения. Так калмыцкий язык стал терять свою звуковую выразительность, которую прежде всегда отмечали востоковеды.
В результате этих реформ выросли поколения, оторванные от культурного наследия народа. Они в глаза не видели национальные издания XVII – начала XX веков. Большинство нашей творческой интеллигенции не владеет письменностью «тодо бичиг». И как итог, с каждым поколением язык наших писателей и журналистов становится всё беднее, исчезают живые интонации, речь приобретает всё более калькированный характер. И что самое неприемлемое, упрощённая форма становится нормой.
Страшный удар по национальному космосу калмыков нанесла сталинская ссылка народа, продолжавшаяся тринадцать долгих лет. Понятно, что об изучении калмыцкого языка тогда и речи не было. Тяжёлые последствия тех лет мы переживаем сегодня.
И всё же из ссылки калмыки вернулись со знанием родного языка. Мы растеряли его за последующие два-три десятилетия. Виновата в этом не только советская власть, но и мы сами, наши родные партийные, советские и комсомольские работники, которые, опасаясь за свою карьеру, глушили всё национальное. Калмыцкая АССР была единственной республикой, где власти в начале 60-х годов отменили национальные классы, тогда как в других регионах продолжали действовать национальные школы.
Сегодня калмыцкий язык в пору заносить в красную книгу наших общих утрат. Язык оказался на грани забвения. Горько осознавать, но в предыдущие десятилетия у нас не нашлось достаточно людей, для которых национальная культура, заключающая в себе смысл и дух народа, была бы высшей нравственной ценностью. Возобладало номенклатурное сознание, хотя люди, способные возбудить угасающий национальный дух, всегда были и есть.
Было бы несправедливо не замечать достигнутого. Если наши дети имеют хоть какое-то представление о калмыцком языке, национальной истории и культуре, то это во многом заслуга школьных учителей и воспитателей детских садов. Беда в другом, их усилия не получают развития.
Возрождение калмыцкого языка, расширение его общественных функций – это не проблема школы. Это задача органов власти республики и всего общества. Мы же по привычке наваливаемся на школу, где при существующих государственных стандартах образования невозможно уделить изучению калмыцкого языка необходимое количество часов в неделю.
При этом нельзя умолчать о том, что у нас отсутствует научно разработанная методика преподавания калмыцкого языка. Мы не можем точно определить, какой суммой знаний по родному языку должен обладать учащийся того или иного класса. Учитель вынужден руководствоваться личным опытом, который всегда субъективен.
Отсюда слабость наших пособий по родному языку. За все эти десятилетия ни одна учебная программа по калмыцкому языку не защищена и не утверждена на федеральном уровне. Ни один калмыцкий учебник не включён в федеральный перечень школьных учебников. В министерстве образования Калмыкии не смогли ни сформулировать, ни решить задачу по разработке качественных образовательных программ и учебников по калмыцкому языку. Задача эта не была востребована и на федеральном уровне.
Языковая ситуация в Калмыкии у многих вызывает тревогу. Эту проблему часто обсуждают в домашнем кругу и в обществе в целом, связывая её с настоящей государственностью республики. Ведь калмыки в XX веке теряли и приобретали государственность. И приобретали не потому, что так партия решила, а в первую очередь потому, что был народ со своей неповторимой историей, языком и культурой.
Критическое положение родного языка могли изменить национальные учреждения культуры, музеи, театры, телевидение, средства массовой информации, если действовали бы на высоком профессиональном уровне. Вот как раз этого-то и нет. Более того, сотрудников радио хотят выселить из здания, которое они занимали несколько десятилетий.
Калмыцкий язык – это не мёртвый язык, каковым, например, ещё несколько десятилетий тому назад был иврит, вытесненный из разговорной речи. Возвращение его к жизни – результат деятельности подвижников. Вот и нам в Калмыкии нужно сделать всё, чтобы негативную ситуацию с родным языком повернуть вспять. Возможности для этого ещё имеются. Если не думать о будущем, более того, не созидать его, то оно никогда не настанет.
В наше время никто, конечно, не может отказать человеку в его любви к родному языку и собственному народу. Однако если в 30-х годах, по авторитетному мнению известного лингвиста В. М. Алпатова, в СССР была предпринята попытка добиться равенства языков всех народов страны, то в последующем, вплоть до распада СССР, государственная поддержка оказывалась прежде всего русскому языку. И эта ситуация продолжает сохраняться.
Мы не можем делать вид, что с изучением языков народов России у нас всё в порядке. Два года назад депутаты Государственной Думы приняли постановление о необходимости создания Фонда сохранения и изучения родных языков, изменения федеральных государственных образовательных стандартов, разработки концепции преподавания родных языков. Фонд формально создан, концепция формально принята, в реальности же ситуация нисколько не изменилась. Недавно президент страны призвал чиновников не прикрывать свою нерасторопность пандемией коронавирусной инфекции.

 

9 комментариев на «“Будущее принадлежит тому, кто его созидает”»

  1. Очень своевременная и актуальная публикация!Автор затрагивает глубинные проблемы языка калмыков,их историческое значение для России!Желаю автору творческих успехов в дальнейших изысканиях в истории и культуре родного языка!

  2. Давно зная трагическую историю калмыцкого народа в ХХ веке и культурологическую ситуацию последних десятилетий в республике, горячо приветствую эту публикацию! Надеюсь, что неравнодушный голос серьезного исследователя и публициста найдет действенный отклик не только в самом народе, но и в общественных, образовательных структурах и в государственных институтах РФ и Калмыкии!

  3. Спасибо за интересную статью об истории калмыцкого языка и его проблемах. Я была в Калмыкии и сохранила самое теплое отношение к людям проживающим там и они достойны иметь свой родной язык. Статья познавательная и актуальная. Удачи автору в реализации идеи с национальным языком.

  4. Очень актуальная и полезная статья, автор которой грамотный исторически и филологически
    Совершенно правильно сказано, что итог всех дел это результат созидательной деятельности подвижников, и хотелось бы добавить, что только усилия самого народа и тех, кто продвигает в управляющие структуры понимание важности сохранения национальной культуры, может способствовать развитию родного языка.

  5. Очень приятно, что есть ещё неравнодушные люди, которые поднимают вопросы о судьбе родного калмыцкого языка.
    Статья актуальная. Ознакомившись с данной статьей, я узнала много нового и познавательного для себя.
    Хочется пожелать автору дальнейших творческих успехов.пусть процветает наш родной калмыцкий язык!

  6. С большим удовольствием прочитал статью Василия. Если в Калмыкии есть достаточное количество людей, готовых развивать родной язык — все будет нормально. Читал материал и примерял мысли автора к своему родному киргизскому языку. Воспоминания моего детства свидетельствуют о том, что речь тогдашних аксакалов была мягче и образнее. Это не значит, что виновата кириллица и русский язык. Безусловно, наши ситуации во многом разнятся, но многое схоже. Согласен с автором в том, что не школа развивает язык, а родители и семья. Перекосов у нас тоже всегда хватало, и их авторы в большинстве свои же функционеры. Василий-бажа, так держать! Мне с юности памятны строки Назыма Хикмета: «Если я гореть не буду, Если ты гореть не будешь, Если мы гореть не будем, То, кто же здесь рассеет тьму!»

  7. Статья актуальная. Приведены яркие примеры результатов исторических и филологических исследований. Автор объективно показывает сложившую ситуацию по сохранению и развитию калмыцкого языка.
    Преподаванию калмыцкого языка необходимо придать новое качество, соответствующего сложившейся языковой ситуации с использованием современных педагогических технологий и учебно-методических комплексов. Возрождение и сохранение калмыцкого языка — государственная задача, требующая политической воли, финансовой, научной, методической поддержки.

  8. Если говорить о калмыцком языке, его сохранении и преподавании, то только в общем контексте сохранения языков остальных народов России. Особенно малых народов. Это должно стать политикой российского правительства, а не частным делом отдельного региона проживания народа. Вместе это будет сила. И этот вопрос не терпит, чтобы его решение откладывали в долгий ящик. Молодежь подрастает, и без родного языка это уже не нация. Язык, народные обычаи, фольклор, особенности этноса не должны исчезать. Наоборот, они должны сохраняться и развиваться. Молодежь должна знать все о своем народе и гордиться своими предками.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *