Чрезвычайно интересный звонок главной журналистки Москвы

Рубрика в газете: Без компромиссов, № 2019 / 31, 30.08.2019

Эта заметка уже стояла в полосе, когда в редакцию сама позвонила Людмила Щербина. Мы выслушали чрезвычайно интересный монолог. На наш взгляд, есть смысл привести его хотя бы в кратком изложении.

Итак, крайней во всей истории с цензурой, как и следовало ожидать, оказалась менеджер из коммуникационной группы LBL. Это полная дурочка, сказали нам. Но прежде нам ещё раз напомнили историю московских фестивалей СМИ.

Всё начинала именно Людмила Васильевна Щербина. Она поначалу проводила фестивали в центре столицы у памятника Пушкину. Но потом прессу сильно потеснил московский департамент торговли и услуг. Для этого ведомства пирожки оказались важней духовной пищи. Щербина много раз на эту тему беседовала с руководителем департамента торговли Алексеем Немерюком, но он твёрдо стоял на своём: на Пушкинской площади надо заниматься торговлей ширпотреба, а прессе там не место. В итоге Немерюк победил, а Союз журналистов Москвы вынужден был отступить.

Людмила Щербина

Впоследствии фестивалями прессы занялся департамент СМИ. По мнению Щербины, у этого департамента никакого неприятия нашей газеты нет. Просто это ведомство все оргдела отдало на откупа некоей фирме, то бишь Коммуникационной группе LBL. А эта фирма прессы не знает. Сколько раз Щербина щёлкала по носу департамент СМИ! «Я говорила Юлии Казаковой, – призналась Щербина, – пусть фирмачи занимаются установкой палаток, решают технические вопросы, но не лезут в идеологию фестиваля».
Что же случилось в нашем случае? По версии Щербины, младший менеджер Алышева в какой-то момент обнаружила, что близкий ей по духу журнал «Мужская работа» оказался организаторами фестиваля обделён вниманием, и девочка самовольно изменила программу, вычеркнув из неё нашу газету и вставив вместо нас своё любимое издание.

«Я, когда об этом узнала, – призналась Щербина, – тут же позвонила Свете Бояринцевой, она заместитель Казаковой, и сказала: вы что, обалдели? Мы же самая читающая страна, а вы выбросили из программы «Литературную Россию». Мне сказали, что департамент эту газету знает, что главный редактор там – мужик серьёзный. Я – тоже серьёзный человек. Я – женщина интеллигентная. Но хоть мне и много лет, могу, если надо, и выматерить кое-кого. Я сказала Свете: вы кого угодно давите, но не смейте обижать «Литературную Россию» и поставьте на место эту девочку с её «Мужской работой».

Этого оказалось достаточно, чтобы справедливость восторжествовала.
Щербина рассказала, как в своё время она давила на Лужкова, защищая прессу.
«Понятно, что когда нет денег на лекарства, люди не могут оформить подписку на газеты. Но это не повод уничтожать прессу. Я Лужкову рассказывала, что живу в доме, где квартиры многих бывших министров СССР. Они, когда видели, как я каждое утро доставала из почтового ящика кучу свежих газет, буквально умоляли меня ничего не выбрасывать. Просили: прочитаешь газеты, отдай нам, мы тоже хотим полистать прессу». Лужков говорил, что я всё это выдумываю. Но это правда. Ну как мы можем говорить о нравственности, если не сохраним еженедельник «Литературная Россия»?! Эта газета нам всем крайне необходима.

Да, ваш главный редактор тоже хороший засранец. Почему он не платит членские взносы в Союз журналистов с 1994 года? Это непорядок.

Давайте встречаться, общаться и друг другу помогать. Я сейчас живу в режиме ошпаренной кошки. Вот проведу фестиваль прессы в Москве и сразу выезжаю в Крым, там я вместе с Министерством обороны буду проводить курсы для журналистов, летающих в «горячие точки». Но за вашей газетой буду следить».

Спасибо, дорогая Людмила Васильевна, за заботу о литературе и о нашей газете! Только вместе мы сможем одолеть чиновничий произвол и сохранить газету. Ну и конечно, редакция «ЛР» обязательно заставит своего главреда с первой же получки погасить задолженность по членским взносам в Союз журналистов.

3 комментария на «“Чрезвычайно интересный звонок главной журналистки Москвы”»

  1. А почему бы газете не взять интервью у редактора этой самой «Мужской работы»?

  2. Опять гендерная неопределенность? Девушке нравится мужской журнал. В общем, если бы у бабушки был не козлик, то это был бы дедушка.

  3. Чтобы знать, что журнал плохой, нужно всё-таки его читать. Увы! Иначе как составить мнение?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *