НАШЕ МНЕНИЕ НИКОМУ НЕ НУЖНО

Московские старшеклассники и первокурсники о преподавании литературы в школе

Рубрика в газете: Вопрос на засыпку, № 2019 / 3, 25.01.2019

А оно мне надо?

Одной из любимейших фраз старшего поколения, как бы мы – ученики – ни старались, всегда было и будет «А вот в моё время…». И, конечно, всегда выясняется, что раньше – было лучше. Деревья выше, и всё такое.
Отсюда устойчивое мнение учителей и родителей, что классическая литература способна заворожить ребёнка и раз и навсегда влюбить в себя. Почему так не происходит? Это связано с тем, что первое, с чем сталкиваются современные школьники в начале их жизненного пути – это так называемое «клиповое мышление» – интереснейший феномен XXI века. Такое мышление не позволяет ребёнку или подростку воспринимать классическую литературу, музыку или кино, требующие внимания и времени. Замедлим мы кадр в фильме или описание природы в книге, и внимание уже рассеялось. Как же такое получается? Ещё до поступления в школу ребёнок получает установку на любовь к быстроменяющемуся сюжету, картинкам, кадрам. Достаточно лишь вспомнить, как мама сажала ребёнка перед телевизором, чтобы он ей не мешал, вместо того, чтобы дать этому маленькому существу книгу или как ребёнок, научившись с малых лет заходить в интернет, привыкал к неограниченному потоку информационного шума.
Конечно, учебная программа по литературе составлялась не просто так, общество ставит своей целью духовное развитие молодёжи, однако у каждого второго школьника рано или поздно появляется вопрос: «А оно мне надо?». Будучи уверенными, что читать можно всё, дети пытаются уйти от классической литературы – литературы красивого, но зачастую сложного языка. Бесконечное множество любительской литературы, вроде фанфиков или комиксов, написано в разговорном стиле и не даёт пробиться к ученику классике. Детям хочется «лёгкого чтива». Хотя проблема заключается, конечно, не только детях.
Учителя тоже не дают этой самой литературе в полной мере раскрыться – раскрыться в правильном ключе. Поясню. Относительно недавнее введение ЕГЭ сделало из урока литературы конкурс «кто лучше напишет тест». И если раньше дети учились излагать собственные мысли и писать сочинения, то сейчас этого нет – всё подстраивается под критерии ЕГЭ. Да, сочинения и эссе потихоньку возрождают, но те рамки, в которые приходится вписываться ученику и учителю, становятся убийственными для любой свободной мысли! Вместо поисков смысла, размышлений над идеями автора, красотой слога или фантастическими деталями эпохи ученика без конца заставляют учить настолько мелкие и никчёмные на фоне этого элементы, что школьник часто начинает пересматривать свой интерес к литературе. «А оно мне надо?»
В любой ситуации человек старается облегчить себе жизнь, «рыба ищет где глубже, а человек – где лучше». Ученики – не исключение. Они любыми способами приспосабливаются под те правила игры, которые навязывает им школа и ЕГЭ. Но страшно не это, страшно то, что катастрофическое положение преподавания литературы в школе всеми – и учителями, и учениками – воспринимается как должное. Один из моих одноклассников отзывается об уроках литературы так: «…сейчас больше не литература, а морализаторство, мы разбираем не текст, а чувства автора, что не самое главное…». Никто не задумывается – все просто подчиняются и приспосабливаются.

 

Незаинтересованные в чтении дети тупо заучивают вопросы для тестов, ведь так проще. Парадокс в том, что, с точки зрения ЕГЭ, они знают литературу лучше тех, кто читал произведения, но не помнит, как зовут коня Тараса Бульбы. И это – чистый абсурд. Зачем знать имя коня Тараса Бульбы, если ты не знаешь, за что Тарас боролся?
Ещё одной ненавистной деталью на уроках литературы стали электронные лекции. «Новая электронная школа» диктует учителям непонятно в чём заключающуюся необходимость в этих лекциях, записанных электронным голосом, слушать которые просто невозможно. Школьники утверждают, что в этих уроках пользы не больше, чем во всех остальных, скорее – куда меньше, и это «чистая потеря времени».
Прибавим к этому тот факт, что на уроках литературы существуют жёсткие рамки, исключающие возможность самореализации. Дети хотят выражать своё мнение, а не повторять рекомендованные для ЕГЭ цитаты. Они сами понимают, что нужно не просто читать, а анализировать прочитанное, но в школе этому не учат, в школе диктуют фразы для сочинений, которые потом нужно уместить в 250–300 слов. Хотя даже этого уже нет. Раньше мы писали «под диктовку», теперь – мы получаем распечатки-шаблоны, с которым и разбираться приходиться дома самому, а то, как ученик разберётся, всё ли он правильно поймёт и напишет – уже не имеет значения. Галочка поставлена – переходим к новой теме. Можно, конечно, оправдать это недостаточным количеством учебных часов, отведённых на уроки литературы. Но, позвольте! Раньше было столько же часов, а сейчас, к тому же, ускорился темп жизни, ускорилась возможность получения информации (да здравствует технологическая революция!). Если отказаться от «шаблонного» образования, времени хватит и на «Войну и мир»…
Ну а пока – отношение к литературе у моего поколения сложилось поверхностное и, скорее, негативное. Антон Астапов учится в лицее при МИФИ и на мой вопрос о его отношении к литературе в школе отозвался так: «Я считаю, что в наше время многие классические произведения устарели в край. Те понятия, что сложились одну-две сотни лет назад, почти не актуальны, однако проходим мы в школьной программе только классику. Безусловно, это огромный вклад в историю мировой литературы, но ничто не стоит на месте. Тот, кто живёт только прошлым – бесспорно пропустит будущее…». Можно смело сказать, что его мнение разделяют многие школьники. Учащиеся не видят надобности в ежегодном повторении творчества одного и того же автора, хотя она есть, просто им этого никто не объяснил.
«Читать скучно… Идеи произведений всегда повторяются… Какой смысл в книге, если я это уже где-то слышал?» – очень часто мне приходится слышать такие мнения от сверстников. Да, филологи утверждают, что в литературе существует от восьми до шестнадцати сюжетов, поэтому неудивительно, что они постоянно повторяются, перекликаясь с устоями и порядками той или иной эпохи. Но именно в этом и состоит прелесть литературы. Именно это и непонятно детям, потому что на уроках об этом либо не говорят совсем, либо не придают этому значения.
Ещё одной проблемой становится неспособность учителя заинтересовать учеников литературой. Школьникам не хватает рассказов про интересные книги. Дети повторяют друг за другом, следуют разным «модным» течениям, а то, что рекомендует учитель – сразу отправляется в «чёрный список». В разговоре со мной девятиклассница из моей школы заявила: «Когда «Дубровский» интересен филологам, дети вспоминают его с ужасом!» Любовь к литературе вообще приходит после любви к конкретной книге, а это возможно после того, как нужная книга и нужный автор найден. Мои сверстники, которых я спросила, какая книга для них стала открытием, называли мне роман «Мастер и Маргарита» Булгакова, «Дневник» Чака Паланика, «В кварталах дальних и печальных» Бориса Рыжего, «Понедельник начинается в субботу» братьев Стругацких, «Ведьмак» Сапковкого, «О, дивный новый мир» Хаксли или «1984» Оруэлла.
Не обязательно любить именно русскую классику, важно искать то, что понравится, ведь написано огромное множество книг, и хотя бы одна из них точно придётся по душе.

Александра АНТОНОВА,
ученица 10 класса школы № 1579


ЕГЭ – это шанс

Как ни странно, хочу сказать несколько слов в поддержку Единого Государственного Экзамена, который так и вселяет страх во всех школьников. С одной стороны, у ЕГЭ много недостатков, и с этим трудно спорить. Это и большой стресс для выпускников и родителей, и «рулетка», когда одним повезло, а другим нет, и натаскивание на выполнение однотипных заданий. Но всё же…
Если попытаться увидеть преимущества ЕГЭ, можно понять, что экзамен – не чума, не стихийное бедствие, а самый обыкновенный шанс. Шанс, который необходимо использовать, чтобы определить свою дальнейшую жизнь. Кратко скажу о том, какие плюсы есть у ЕГЭ в моём представлении.
Первое: если начинать готовиться к ЕГЭ заранее, хотя бы за два года до его написания – этого времени вполне хватит, чтобы выучить любой предмет «с нуля» и написать экзамен на хорошие баллы. ЕГЭ, в целом, адекватно оценивает знания ученика. Конечно, если тот не теряет время зря.
Второе: ЕГЭ позволяет школьнику из любого региона России поступить в престижный вуз Москвы или Санкт-Петербурга.
Третье: ЕГЭ – это возможность сделать шаг к будущему успеху.
Подводя черту, могу посоветовать всем школьникам усерднее готовиться к экзаменам, вместо того, чтобы бояться неудачи и ничего не делать.

Александр НЕФЁДОВ,
студент 1-го курса
Финансового университета


Учителя русского и
литературы откровенно просиживают штаны

И… в номинации «самый дискуссионный вопрос» побеждает…. образование! О нём говорят вечно. Можно вечно плавать в этом ведьмином котле под названием «просвещение» и вечно находить новые и новые ужасающие факты.
Например, многие учителя русского и литературы в школах откровенно «просиживают штаны», заставляя учеников весь урок переписывать параграф. И это даже не «зубрёжка», в которой есть хотя бы крупица смысла. Это – бессмысленная и беспощадная трата бумаги, чернил, времени и усилий.
Или ещё – подводный «булыжник» российского образования – ЕГЭ. Бичом этого экзамена я бы назвала закостенелый шаблон. Написал Александр Пушкин без отчества? Панибратство, минус балл. Поменял местами абзацы с комментарием и авторской позицией? Минус балл. «Как так можно, Вася, ты что, совсем дурак?».
Нет, не подумайте, я не против формата. Это нормально: указать необходимую структуру сочинения, количество абзацев и темы, которые следует раскрыть. Но то, что требуется на ЕГЭ по русскому языку и литературе, можно назвать только ночным кошмаром хоть немного креативного человека. Выучи нужные предложения, вставь в зависимости от задания «своё мнение» (которое непременно соответствует позиции составителей) – и будет тебе счастье.
И главное: ФИПИ – официальное учреждение, ответственное за составление заданий ЕГЭ – воспринимает любую критику исключительно «в штыки». Достаточно вспомнить историю со «сливом» экзаменационных заданий по математике и химии, которая произошла в 2018 году. Об этом активно писал Дмитрий Гущин – заслуженный учитель математики и администратор сайта «Решу ЕГЭ». Тогда в сети оказались десятки заданий второй части. Меняя в заданиях числовые данные, можно было получить сотни экзаменационных работ. Несмотря на справедливое возмущение Гущина, ФИПИ не только отказался менять задания в связи с фактами утечки, но ещё и подал на учителя в суд.
Неудивительно, что всё это порождает недоумение, недоверие, а нередко и агрессию по отношению к образованию в России. Уважают лишь тех, кто уважает тебя. А работники сферы образования – и методисты, и учителя, – зачастую не только не уважают, но и открыто «тиранят» несчастных учеников, низводя их личности до уровня «экзаменационных единиц».

Анна ЗУЕВА,
ученица 11 класса гимназии
№ 1554

 


«Тихий Дон» мы почти
не проходили

Хочу рассказать немного о том, как в нашей школе преподавалась литература. С учительницей нам очень повезло: Надежда Владимировна обожает свой предмет, интересно и обстоятельно может рассказать о биографии писателя и разложить смысл любого произведения по полочкам. Ещё мне очень нравилась её непредвзятость. Она никогда не ругала какое-то произведение только потому, что оно не понравилось лично ей. Максимум, что она могла себе позволить – это спокойно заметить, что ей не слишком по нраву стиль, сюжет или какой-то ещё элемент произведения, но при этом всегда говорила, что автор всё же по-своему талантлив. Я считаю, что непредвзятость – это одна из важнейших положительных черт для учителя литературы.
Некоторые учителя, к сожалению, не обладают этим замечательным качеством. У моей знакомой в школе преподавала учительница, которая терпеть не могла Достоевского как личность, рассказывала ученикам в основном только отрицательные факты из жизни этого писателя и объясняла смысл его произведений, сильно упрощая и коверкая его. После таких рассказов у знакомой также сложилось негативное мнение о Достоевском, и она уже не хотела читать его книги и формировать мнение самостоятельно. Это печально. Хотелось бы, чтобы преподаватели вели себя профессиональнее.
Учебная программа, по моему мнению, сильно мешает изучению литературы. По плану учитель должен очень быстро «пробежаться» по большому количеству произведений, что очень мешает проникнуться духом книги, осознать посыл автора. Даже сами преподаватели прекрасно это понимают и открыто говорят об этом детям, но не могут исправить ситуацию. Литература требует более глубокого и детального изучения, чем то, которое даёт школа. Например, в моей школе литература была лишь по два урока в неделю, хотя нужно хотя бы четыре. Из-за этого «Тихий Дон» мы почти не проходили – быстро разобрали первую книгу и начали читать другое произведение. Это мешало в том числе и при подготовке к ЕГЭ.
Кстати, о ЕГЭ. Это худшее, с чем мне пришлось столкнуться за время учёбы. Просто тихий ужас. Я обожаю литературу как предмет, прочитала все произведения (в том числе и для дополнительного чтения), но когда узнала о формате экзамена и ознакомилась с заданиями, поняла, что не сдам без репетитора. Пришлось читать гораздо больше произведений помимо тех, что были пройдены, разбирать их в основном самостоятельно. Также раздражало, что у проверяющих учителей есть определённый план, согласно которому они будут оценивать работы, и любое отступление от плана повлечёт снижение большого количества баллов. Даже если ученик может обосновать свою точку зрения! Это же просто абсурдно.
Лично я столкнулась со следующей ситуацией: учительница в школе объяснила одну из сцен «Мастера и Маргариты» определённым образом, а учительница-репетитор – совершенно другим. Обе сказали, что только их толкование будет считаться правильным на ЕГЭ. Обе из них – эксперты ЕГЭ, поэтому у меня не было повода доверять кому-то из них меньше. Из-за этого я ещё больше нервничала перед экзаменом и не понимала, что делать. А ещё за одну ошибку снималось сразу три балла, что вообще-то довольно много, учитывая, что литература – это неоднозначный и неточный предмет, и таких «ошибок» может быть гораздо больше одной. В целом я считаю, что ЕГЭ по литературе даже близко не показывает, насколько хорошо ученик разбирается (или не разбирается) в предмете, а только отупляет и заставляет следовать глупым шаблонам. ЕГЭ – это просто все круги ада в одном флаконе.

Мария МУШНИКОВА,
студентка 1-го курса ИРЯ имени Пушкина


Для каждой книги наступает своё время

Классику в школе не любил. Мне больше нравился тот же Рей Брэдбери и его «451 градус по Фаренгейту» или Джон Грин – «Виноваты звёзды». Эти писатели пишут просто о сложном. Проблемы, которые ставят классические произведения, остаются актуальными, но их сюжеты уже становятся слишком предсказуемыми для школьника. Мы с одноклассниками, например, с большим удовольствием читали «Песнь льда и пламени» Дж. Мартина, по которой был снят сериал «Игра престолов». Бестселлеры современной литературы хочется читать больше, чем произведения классики.
Тем не менее, это не помешало мне отлично написать сочинение на экзамене по литературе в 11 классе. Поступив в институт, я посмотрел на классику по-другому. Что-то в ней появилось, чего я раньше не замечал. И она явно была куда понятнее произведений Средневековья или Возрождения. Для каждой книги наступает своё время.
Вопрос в том, чтобы находить актуальные методы привлечения молодого поколения к литературе. А то со сверстниками уже иногда не о чем поговорить: только видеоигры, учёба и девочки в раздевалке.

Александр ФИТИСОВ,
студент 1-го курса МГИК


Здесь вы работаете на эксперта

«Великое произведение великого русского писателя… Да как вы не можете понять: это же – литература, наше наследие и достояние!». Наследие и достояние, охоту изучать которое отбивают ещё с младших классов.
Сейчас я учусь в одиннадцатом классе, и только теперь мне мало-помалу начинает открываться одна из причин легкомысленного отношения многих учеников к классике, когда произведения Достоевского, Толстого, Булгакова вспоминаются только лишь при написании итогового сочинения, когда необходимо привести аргументы из мировой литературы. Во всех остальных случаях сюжеты романов и повестей оказываются лежащими на задней полочке подсознания, и только попробуйте их оттуда вытащить. Давайте взглянем правде в глаза: причина в том, что школьная программа по литературе не даёт нам, ученикам, прочувствовать и понять хотя бы одно из тех больших и великих произведений, которые мы изучаем на уроках.
Неудивительно: за девять месяцев обучения в десятом классе, например, учителя должны буквально прыгнуть выше своей головы и запихнуть в отведённые им для преподавания часы огромные тома «Войны и мира», конфликт поколений из «Отцов и детей», эпизод сна из «Обломова», ответить на вопрос «Кому на Руси жить хорошо» и совершить много других чудес. При этом, в рамках подготовки к ЕГЭ мы должны успевать ещё зубрить клише, мнения критиков и писать сочинения на такие темы, на которые не каждый взрослый может здраво рассуждать. Неужели в шестнадцать лет можно понять, почему Раскольников совершил убийство старухи-процентщицы? Каково это – за два урока познакомиться с нигилизмом и обаятельным Базаровым? Теория народных масс Толстого тоже не остаётся в стороне: имея так мало жизненного опыта, ученики старших классов должны с большим удовольствием философствовать на тему исторического элемента и создания мира. Большинство школьных произведений мы проходим слишком рано, не имея достаточного представления о жизни вокруг нас, не умея чётко формулировать и выражать свои мысли. И здесь нет вины авторов или преподавателей: те строки, что выходили из-под пера писателей, предназначались для добровольного чтения, а нам их навязывают и потом требуют осмысления.
При этом, когда мы сдаём экзамены по литературе – мы понимаем, что наше мнение никому не нужно.
В нашей и так клишированной системе образования находится место для всё новых и новых стандартов, создающихся для ЕГЭ. В попытках подготовиться к экзамену по литературе я пошла на курсы, чтобы по полочкам разложить школьную программу и получить ответы на интересующие меня вопросы. Первая фраза, которую я услышала, сев за парту: «Забудьте о своём мнении. Здесь вы работаете на эксперта». Волна шока накрыла меня так же, как и пепел Везувия накрыл Помпеи много-много лет назад.
Поэтому на экзамене по литературе, совсем не важно, готовился ли ты к нему три месяца, год, два дня – всё зависит от того, насколько счастливый билет ты вытянешь. Одна моя знакомая потратила все силы и деньги на репетиторов, чтобы писать «по стандартам» и так, как должно понравится эксперту. Она сдала экзамен на 58 баллов – и только лишь потому, что её сочинения «не отличались особой оригинальностью» – именно так ей сказали на апелляции, пожелав удачного поступления в ВУЗ.
Но это – скорее исключение из правила. Обычно, чтобы сдать ЕГЭ, ученикам приходится ломать каждое своё мнение, перестраивать его под критерии и думать не о том, насколько возвышенна любовная лирика Фета, а только о том, как «возвысить» баллы на экзамене. И это при том, что на уроках мы обсуждаем произведения, даже не поняв половины, зато отлично знаем содержание эпизода из «Войны и мира», где Наташа Ростова отдаёт подводы раненым – только лишь потому, что учитель сказал запомнить. Неужели именно такого отношения к своему наследию желали великие писатели? Мы так гордимся их присутствием в нашей истории, но вот почему-то их книги будто бы и не любим – так поверхностно с ними знакомимся.
Бытует мнение, что подростки не умеют мыслить, рассуждают только общими фразами и шаблонами. О деградации нашего поколения часто говорят на методических собраниях, обсуждая новые критерии для оценивания работ выпускников. Но о чём там точно никогда не скажут, так это о том, что созданные клише сильно ограничивают наше мнение и мысли, заставляя выдавать себя за робота, штампующего одно идеальное сочинение за другим. Наши внутренние Пушкины и Лермонтовы не нужны никому. В нас ценят только стандарты ФГОС, школьную программу и то, насколько точно ты читаешь мысли эксперта, чтобы тебя можно было взять телепатом на очередной сезон «Битвы экстрасенсов».

Анастасия ТОЛИКОВА,
ученица 11 класса школы № 1579


Лично я бы написал сочинение в стихах

Лично мне кажется, что иные представители молодёжи не прочли бы ни строчки за всю жизнь, если бы в школе не требовали. С другой стороны, иные как раз и не читают, потому что в школе требуют. Мол, что вы меня заставляете, я не хочу ничего читать и не буду!
Обе позиции имеют право на существование, потому что не надо заставлять детей делать то, чего им не хочется, это довольно бессмысленно. Раз они не хотят сейчас – вполне возможно, созреют позже, тем паче, что отдельные писатели, изучаемые в школе, писали чрезмерно заумно, чтобы это адекватно воспринималось в шестнадцать-семнадцать лет. Может, для наших родителей или бабушек с дедушками они были более понятны и современны, но прошло уже энное количество лет, сейчас всё весьма преобразилось: и искусство, и сознание детей, и система образования.
К слову о ней. ЕГЭ по литературе – это очень спорная вещь, но, как говорится: пущай, наверное, будет. Всё же это наиболее оптимальный способ запихать искусство хоть в какие-то рамки. А как иначе? Кто будет судить задания в духе «напишите стихотворение о том-то и том-то»? Поэтому и нет этого на ЕГЭ, и сочинение разложено по критериям. А зря, лично я бы написал сочинение в стихах.
Да и вообще – теория литературы и стиховедение – это нечто воистину странное. Уже сейчас, на первом курсе, нужно обладать умением видеть тексты как таблицу, как «микс из терминов». Это удивительная способность совершенно абстрагироваться от литературного произведения, как такового. И вот тут понимаешь, что для тебя, на самом деле, ничего особенно сложного здесь нет. В современной школе, откуда ты только-только вышел, в такую «таблицу» преобразовывалось буквально всё: от биологических задач до исторических фактов.

Алексей ЛЕБЕДЕВ,
студент 1-го курса РГГУ

8 комментариев на «“НАШЕ МНЕНИЕ НИКОМУ НЕ НУЖНО”»

  1. Интересная подборка.
    Молодые люди имеют своё мнение и это хорошо.
    Я с ними не согласен в том, что «классика устарела». Нет, классика бессмертна. Если её преломить в свете нынешних событий, можно получить ответы на многие вопросы.
    Конечно, Солженицын вместо Шолохова, это запросы властей, а не людей….

  2. Спасибо В.Т.Кулинченко, что заметил эту публикацию, тем более мнение молодёжи. ЕГЭ по литературе — это начётничество, как говорят «злые языки» это попытка дебилизации и переформатирования традиционного мировоззрения, которое воспитывается в русских семьях с молоком матери.
    А молодёжь пусть знает, что большинство старшего поколения — это нормальные люди. С чернухой, порнухой, сценами насилия, которые обрушиваются с экранов ряда ТВ-каналов на Ваши Души, мы боремся в том числе комментариями к литстатьям в газетах и журналах.
    Имеющие уши, да услышат. Пока идёт незримая борьба с сексуально озабоченными. Это принципиальное поле сражения за молодёжь.

  3. В школе интерес учеников к литературе зависит от качества работы учителя, конечно, без тупой ориентации на ЕГЭ. Этот предмет развивает воображение, образное мышление, память, подталкивает к первым творческим опытам сочинителя. Так было в советской школе. Сегодня, к сожалению, «стандарты» преподавания, изготовленные по американским лекалам, уничтожают всё, о чём я сказал, поэтому и возникает у учеников вполне обоснованный вопрос: «А на фига мне это надо?»
    Но не хватает у гособразованцев воли признать провал нынешней — вредной — системы образования для детей и вернуться к советским стандартам. Есть же поговорка, что Великую Отечественную войну выиграла школьная учительница. В бой шли с томиками Маяковского, Есенина, Лермонтова. В обществе был настоящий дух патриотизма, любви к Родине. А сегодня…

  4. Привожу одно из мнений авторов публикации: «Кстати, о ЕГЭ. Это худшее, с чем мне пришлось столкнуться за время учёбы. Просто тихий ужас. Я обожаю литературу как предмет, прочитала все произведения (в том числе и для дополнительного чтения), но когда узнала о формате экзамена и ознакомилась с заданиями, поняла, что не сдам без репетитора. Пришлось читать гораздо больше произведений помимо тех, что были пройдены, разбирать их в основном самостоятельно. Также раздражало, что у проверяющих учителей есть определённый план, согласно которому они будут оценивать работы, и любое отступление от плана повлечёт снижение большого количества баллов. Даже если ученик может обосновать свою точку зрения! Это же просто абсурдно.
    Лично я столкнулась со следующей ситуацией: учительница в школе объяснила одну из сцен «Мастера и Маргариты» определённым образом, а учительница-репетитор – совершенно другим. Обе сказали, что только их толкование будет считаться правильным на ЕГЭ. Обе из них – эксперты ЕГЭ» И второе мнение: «Одна моя знакомая потратила все силы и деньги на репетиторов, чтобы писать «по стандартам» и так, как должно понравится эксперту».
    Интересная картина. Ввёл ЕГЭ, кажется Фурсенко, продолжил Ливанов, по инерции Васильева. То что это по факту ДИВЕРСИЯ против Отлаженной десятилетиями системы Народного образования, ясно большинству учителей и наверняка родителей. Школьников готовят как ПРИСПОСОБЛЕНЦЕВ. Ввели штат экспертов. Из них же бизнесменов, стригущих «бабло» с родителей учеников для сдачи экзамена. Где депутаты и «борцы за права человека» с инициативами-законами для ликвидации ПОРОЧНОЙ системы как с моральной стороны (ломка психики детей, как подрастающего поколения), так и с материальной (изъятия значительных средств из семейного бюджета многочисленного небогатого населения). Или я ошибаюсь?

  5. Привожу одно из мнений авторов по ЕГЭ: «Прибавим к этому тот факт, что на уроках литературы существуют жёсткие рамки, исключающие возможность самореализации. Дети хотят выражать своё мнение, а не повторять рекомендованные для ЕГЭ цитаты. Они сами понимают, что нужно не просто читать, а анализировать прочитанное, но в школе этому не учат, в школе диктуют фразы для сочинений, которые потом нужно уместить в 250–300 слов. Хотя даже этого уже нет. Раньше мы писали «под диктовку», теперь – мы получаем РАСПЕЧАТКИ-ШАБЛОНЫ (курсив Ю.Кириенко), с которым и разбираться приходиться дома самому, а то, как ученик разберётся, всё ли он правильно поймёт и напишет – уже не имеет значения». Предполагаю, что эти и другие негативные высказывания по ЕГЭ встретят «в штыки» эксперты-разработчики ЕГЭ, и руководители школ и ВУЗов, И ЭТО может отразиться на авторах публикаций (учениках и студентах).
    Добавлю, что я посмотрел в поиске «экзамены ЕГЭ диссертации» и обнаружил уже несколько канд. пед наук, которые актуально приняли ЕГЭ и остепенились. Они будут защищать эту науку до последнего аргумента Западной теории образования.
    Очень прошу журналистов редакции «Литературной России», поднявшей тему Уровня преподавания литературы в России с позиций морально-эстетических и меркантильного интереса «экспертов», выяснить нет ли Морального преследования в учебных заведениях авторов публикации в «ЛР»: Александры Антоновой (уч. 10 кл) и Анастасии Толиковой (уч. 11 кл.) школы № 1579; Анны Зуевой уч. 11 кл. гимназии № 1554,; Марии Мушниковой — студ. 1-го курса ИРЯ им. Пушкина, Алексея Лебедева — студента 1-го курса РГГУ.
    Может в этих учебных заведениях выступят с инициативой отмены ЕГЭ, как инородной системы образования для России, и выйдут с предложениями к Комиссии по образованию в Госдуме?
    То есть каков результат публикации?

  6. Юрию Кириенко. Почему журналисты должны что-то проверять по Вашей команде? Организуйте проверку сами. У журналистов могут быть другие планы.

  7. Гюрзе. НЕ надо придумывать. Я команды не даю, а прошу выяснить, не было ли преследования школьников и студентов за негативные высказывания о ЕГЭ. У нас достаточно ретивых «учителей», использующих своё положение. Меня интересует, дали ли, например, инициативные предложения руководители учебных заведений об отмене занесённой инородной практики ЕГЭ. Действовавшая система народного образования в СССР и России с пятибальными оценками и фактически Собеседованиями при сдаче экзаменов в школах и при поступлении в институт, дала миллионы грамотных специалистов в любой отрасли и Достижения .
    ТЕМУ по Негативной или Прекрасной практике ЕГЭ подняла редакция «Литературной России». И депутатской комиссии по образованию в Госдуме целесообразно подготовить и принять Закон о возврате к традиционной системе преподавания литературы и других предметов в Российской Федерации.

  8. Предполагаю, что быстрого результата не будет. Для результата нужны более мощные силы, чем журналисты.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *